загрузка...

Про дріжджах і сільському сортирі (рос.)

unned45345.jpg (.33 Kb)

События последних двух месяцев явственно показывают несколько важнейших аспектов деятельности государственного аппарата Украины, которые несут наибольшую и теперь – непосредственную опасность. Совокупность данных, которые можно извлечь из открытых источников, указывают на то, что те планы масштабного вторжения, которые безусловно разработаны генштабом ВС РФ все больше не соответствуют текущему моменту и осуществить их уже практически невозможно.

Собственно говоря, изменилось буквально все. Изначально планировалось использовать три крупные группировки российских войск, для осуществления вторжения. Первая уже частично развернута в Лугандоне, вторая окопалась на нашей северной границе и конечно же, предполагалось использовать группировку, которая создана на территории оккупированного Крыма.

Собственно говоря, крымская эпопея, кроме всего прочего, имела еще одну смысловую нагрузку – демонстрировать милитаризированный, перенасыщенный оружием «непотопляемый авианосец». Но именно этот фокус уже не получился. Практически каждую неделю, приходят сообщения о все новых эшелонах с боевой техникой армии США, Бундесвера и других стран НАТО, которые прибывают в страны Балтии. Наши читатели из Литвы сообщают некоторую численность уже находящихся только в Литве сил и это уже больше того, что Россия смогла согнать в Крым. А ведь есть еще Латвия, Эстония и Польша, куда тоже идет поток войск. Но самое интересное то, что ответственные за оборону лица в США считают, что нынешнее количество войск – абсолютно недостаточно. Из этого можно сделать вывод, что в противовес «непотопляемому авианосцу Крым», создается сразу несколько таких авианосцев на северном фланге РФ.

По любому военному раскладу, россиянам надо будет как-то реагировать на это и укреплять северное направление. А это значит, что мечты о блистательных блицкригах – канули в Лету. Кроме того, любой план боевых действий имеет некие временные рамки или хронометраж мероприятий. К нему привязываются необходимые силы и средства, а из всего этого выплывает итог, можно ли теми средствами, которые имеются, достичь поставленных задач. Если получается отрицательный ответ, то их этого вытекает две возможности: либо нарастить группировку до нужного размера, либо отказаться от реализации всего плана.

Так вот, сам хронометраж базируется на расчетном темпе продвижения войск с овладением коммуникациями противника и поражением его сил и средств. В свою очередь, этот темп зависит от плотности обороны и стойкости войск противника. Понятно, что темп находится в обратной зависимости от возможностей противника. Грубо говоря то, что российские войска могли сделать наличными средствами за две недели, теперь представляется невозможным за два-три месяца или невозможным в принципе. Понятно, что план – одно дело, а его реализация – другое, а иногда – совсем другое дело. Вот именно на такой случай, если ударная группировка увязнет в позиционных боях, командование обязано предусмотреть существенные резервы, которыми можно перевесить ситуацию. Но с 14 года ситуация безвозвратно изменилась. Полагаем, что командование ВС РФ никак не могло предположить фактическую численность потерь личного состава. Об этом мы недавно писали и подробно останавливаться на этом не будем, но примерно за год войны в Лугандоне, потери стали сопоставимы с потерями СА в Афганистане. Такое вряд ли могло закладываться в планы боевых операций.

Второй важный момент – война в Сирии. Туда оттянуты боеспособные подразделения, а характер боевых действий и потери – требуют резерва и для этого ТВД, ну и как мы отмечали выше, на северном фланге формируется такой железный кулак, который становится все большей проблемой для Москвы.

Третий важный момент, плотность, качество и стойкость украинской армии уже никто не сравнивает с тем, что было в 14 и даже 15 годах. Это подтверждает уже сам противник и приходит к выводу, что момент решения «украинского вопроса» — утерян. Ситуация кардинально изменилась. Все это говорит о том, что генштабисты обязаны вносить поправки в свои планы и существенно снижать темп проведения боевых операций, с одновременным увеличением плановых потерь. Все это на фоне все большего ограничения резервов. Грубо говоря, пора блицкригов прошла и наступило время борьбы ресурсов. И если раньше задачи ставились по захвату новых территорий, то теперь мы уверенны, генштаб ВС РФ уже рисует и оборонительные планы.

Изложенное выше свидетельствует о том, что Россия не отказалась от своих агрессивных замыслов против любых вменяемых соседей, но на ходу меняет свою тактику. Поскольку Путин четко сформулировал свое отношение к совку и его развалу, то Россию следует понимать как осколок совка. Раз так, то следует вспомнить, что основой внутренней и внешней политики совка, еще с времен его становления, был террор. Желающие могут погрузиться в его теоретические обоснования, сделанные Яковом Свердловым и Львом Троцким. Это их теории выплеснулись в политику «красного террора» и потом, в создание медународной террористической организации, хорошо известной под названием !интернационал». Единственной целью этой организации была подготовка террористов, их финансирование и внедрение в различные страны мира, чтобы через террор нести хаос и как следствие – революции.

С большим или меньшим успехом, совок практиковал эти методы на протяжение всей своей истории. Фактически, совок был первой в мире страной-террористом, которая даже не очень отрицала свою террористическую сущность. Путин не создал ничего нового, он просто возродил то, что было создано для него, а потому – практика «зеленых человечков», терактов и прочего – продолжение того самого совка.

Поскольку военные методы воздействия на Украину практически исчерпали себя и могут эффективно лишь генерировать напряжение, то активные мероприятия переместились в область спецслужб и спецопераций. При том обилии российской агентуры, присутствующих в Украине, мероприятия могут принимать различный вид и характер. Именно это мы сейчас и наблюдаем вокруг.

В этой обстановке, руководство страны должно выстраивать свою деятельность соответствующим образом и относиться к этому со всею серьезностью. Сегодня президент произнес длинную речь на экстренном заседании СНБО, в которой очертил контуры нынешней обстановки, в частности с блокадой, и обозначил неотложные мероприятия по противодействию противнику в нашем тылу.

Если кто бывал в суде – знает, что часто оглашается короткий текст решения, вступительная и резулятивная часть решения и только со временем, выготовляется полный текст, с мотивационной частью. То есть сначала объявляется, что решено, а потом – почему. Так вот, вступительная и заключительная часть речи были вполне понятными и правильными, а вот ее середина, где разъяснялось то, почему эти решения должны быть приняты, звучали вовсе не убедительно, если не сказать больше. Если эту речь писали спичрайтеры, то их надо гнать в шею. Если же это именно то, что президент хотел донести, т тут есть две вещи, которые мы оцениваем как ошибки.

Причем, ошибаются все тут нет ничего необычного. Другое дело, что ошибки бывают стратегическими и тактическими. С тактическими ошибка – проще, их можно исправлять в рабочем порядке, а вот со стратегическими – сложнее, ибо они подрывают фундамент всей конструкции.

Эти ошибки влекут за собой целый ряд не верных или не эффетивных решений, которые могут стоить очень дорого. Первая ошибка принадлежит не только президенту, но и подавляющему количеству нынешних политических деятелей Украины. Они так и не поняли, что Майдан, а потом и война показали, что активная часть населения, кардинально изменилась. С нею нельзя общаться так, как это проходило лет 10 назад. С людьми надо общаться и прислушиваться к их мнению, ибо они уже научились думать самостоятельно и не принимать на веру заявления политических деятелей любого калибра, в том числе и президента. Людям надо регулярно доносить то, куда руководство ведет страну. Мало того, обязательно должна быть обратная связь. Это – ключевой момент, ибо люди прекрасно понимают, что тот же Порошенко, Турчинов и прочие – не таскали каштанов из огня Майдана. Люди самостоятельно свергли преступный режим и согласились с тем, что на Банковой будет Петро Порошенко, а на Грушевского – четыре с половиной сотни вот этих депутатов. Подчеркиваю, люди сделали всю работу по сносу власти бандитов – самостоятельно, заплатив за это своими жизнями.

Это значит, что каждый из руководства страны, должен помнить о том, кто ему дал эту власть и зачем, а потому – регулярно сверяться с мнением той самой активной части населения, которая свернула эту гору и сейчас сворачивает обе головы двуглавому петух. А еще надо помнить, что люди у нас мирные, но в случае чего – поднимаются и делаю то, чего не хочет делать власть.

Вторая ошибка, на наш взгляд, состоит из ошибочной установки на то, что проблема восстановления территориальной целостности, имеет исключительно политическое решение. Здесь мы последовательно возражаем против этого фундаментального посыла, на который нанизываются последующие не эффективные решения и действия.

Мы считаем, что эта проблема имеет исключительно военное решение, а политические маневры – суть тактические моменты основного военного решения вопроса. Причем, наше утверждение имеет экспериментальное или практическое подтверждение. Возможно, президент этим термином обозначает нечто другое, не то, что обычно под этим подразумевается. Мы же понимаем это так. Политическое решение предполагает достижение каких-то договоренностей и неукоснительное их соблюдение. Договоренность может достигаться путем взаимных или односторонних уступок. В данном случае, речь идет о территориальной целостности Украины и никаких уступок, в этом вопросе, никто не имеет права делать. Это прямо указано в Конституции, а потому – любой компромисс по территориальной целостности или суверенитету – антиконституционен просо по определению, а тот, кто будет стремиться к этому компромиссу, будет совершать государственное преступление и будет проклят потомками.

Надеюсь, эта логика вполне понятна читателю, а если кто-то давно читал Конституцию Украины, может ознакомиться с ее текстом в части обязанностей граждан, а также – полномочий и обязанностей президента Украины. Там все это написано черным по белому. Кстати, почему Янукович не получил обвинения именно за это – нам не ведомо.

Итак, остаются переговоры с позиции силы. Россия вела с нами переговоры именно в таком ключе и тактика проволочек была в нашу пользу. За это время поднималась армия, укреплялась оборона и делались многие вещи, которые необходимы в этой ситуации. Но надо понимать, что если целью переговоров ставится именно выигрыш времени, то мы, как сторона переговоров, изначально понимаем именно эту цель, и также хорошо понимаем, что ничего большего из переговоров больше не вытряхнешь.

То есть, ситуация с переговорами может быть продуктивной лишь в одном случае, если они ведутся с позиции нашей силы, а это может быть только тогда, когда вопрос будет решаться военным способом. Только так. Надеяться на то, что Россию заставят Штаты или Германия – не стоит. Помогают тому, кто сам делает нужные вещи. Никто за нас этого не сделает.

Кроме того, есть и еще один важный аспект. Агрессия России против Украины, мгновенно перечеркнула несколько тонн документов, подписанных руководителями совка, Ельциным и самим Путиным. Россия четко дала понять, что не намерена выполнять, взятых на себя обязательств, если это не нравится Владимиру Владимировичу. Грубо говоря, он плевать хотел на все эти бумажки. А наш президент говорит о том, что решение вопроса таится в некой бумажке, которую может подписать Путин. Для него это – как высморкаться. Россия вообще и Путин, в частности, являются зримым подтверждением афоризма Бисмарка, который утверждал, что цена любого договора с Россией, меньше цены бумаги, на которой он написан.

Так вот, если мы исходим из того, что впереди – военное решение вопроса изгнания оккупанта, то и решения принимаются соответствующие. В частности, блокада и буферная зона, перед линией фронта, введенная сегодня после обеда, должна была возникнуть еще осенью 2014 года. Причем, любые пояснения, в том числе данные на СНБО – не выдерживают даже поверхностной критики.

Там было сказано о том, что западные партнеры, якобы против того, чтобы дать статус оккупированного Лугандону. Не известно, на кого такие подачи рассчитаны, но если через 3 года войны еще задаются такие вопросы, то МИД надо гнать в шею. Продолжая эту логику, хотелось бы задать один простой вопрос: а насчет Крыма таких вопросов не задают, он не оккупированная территория? И вот этот финт с законом «о реинтеграции» — чушь с самого начала и вот почему.

Определение статуса оккупированных территорий вносит ясность в массу вопросов. В частности, согласно профильной конвенции, оккупант обязан обеспечивать все гуманитарные потребности населения оккупированных территорий. Но кроме того, он же несет полную ответственность за то, что там происходит. Это – нормальная практика, используемая во всем мире и мне трудно представить, что текст этой конвенции не знаком западным партнерам.

Следуя букве и духу конвенции, блокирование всех коммуникаций, до их освобождения – естественное и логичное дело. Но тут есть еще один аспект, который остается висящим в воздухе и еще обязательно всплывет. После изгнания оккупанта, собственники разрушенных домов, разграбленных предприятий и прочего, станут перед вопросом возмещения ущерба. Интересно узнать, кто будет ответчиком по сотням тысяч дел? Кто будет возмещать сотни миллиардов ущерба? То, что сейчас озвучил президент, предполагает, что все эти возмещения повиснут на бюджет, а значит – на всех украинцах. А ведь при статусе оккупированных территорий, все художества будут висеть на оккупанте.

Это – самая малая проблема, с которой еще предстоит столкнуться. И последнее из того, что мы хотели бы затронуть сегодня, и что не исчерпывает всего списка несуразностей, которыми напичкана речь президента, это пассаж о предприятиях с той стороны, на которых работают граждане Украины и которые платили налоги в бюджет Украины. Эта конструкция была проиллюстрирована руководством террористов самым красочным образом. То есть, мы надеялись на порядочность террористов и думали, что они никогда не станут отжимать эти предприятия? Просто сама формулировка настолько дикая, что не пролазит ни в какие ворота.

Так же не пролазит и тезис о том, что Украина, де, смогла отказаться от российского газа и ей надо было время, чтобы отказаться и от угля. То есть, президент подтвердил, что правительству Украины оказалось не под силу за 3 года найти альтернативу ахметовскому углю! Это кому он такое рассказывает? С этого можно было бы смеяться, если бы не было так грустно! Минтопэнерго, не сумевшее найти замену этому углю, должно быть вышвырнуто из своих теплых кабинетов, до уборщицы включительно. И так далее.

Даже самые правильные вещи, об ответственности провокаторов с депутатскими удостоверениями, тонут в одном, до боли простом вопросе: где закон о ликвидации депутатского иммунитета? Понятно, что это – дело парламента, но ни я, ни мои коллеги, не имеем права законодательной инициативы, а президент – имеет. Короче говоря, вступительная и заключительная часть речи – нормальная, а середину – лучше не слушать.

Президенту пора понять, что народ научился думать и умеет видеть, когда его шельмуют поросюки, семенченки, савченки и тимошенки, но он так же видит, когда это же пытается делать и президент. Он видит, что острейшие вопросы, как то – борьба с коррупцией, блокада и прочие, не решаются годами и уходят в зону вакуума, который неизбежно заполняют мошенники и провокаторы. Именно бездеятельность и дает поле деятельности всякой сволочи и Кремль – лучший экзаменатор. Там видят наши просчет и слабые места и не имея возможности эффективно воевать, против нас, они бьют по тем брешам, которые оставляет руководство страны. Вот сейчас мы увидели, как они ударили. Все это увидели, а ведь вывели бы российские банки еще в 14-м и тогда же создали буферную зону с запретом перемещения оптовых партий товара, поросюкам просто негде было бы развернуться.

Вернемся к началу этой статьи и еще раз подчеркнем, российские спецслужбы упорно работают на подрыв воли украинцев к сопротивлению. Сделать они это могут исключительно подменой истинного противника. То есть, они формируют образ врага внутри Украины. Отчасти им это удается. Главный упор делается на дискредитации президента и военного командования ВСУ. В эти мероприятия вваливаются колоссальные средства и результаты уже сейчас ощутимы. Дело даже не в этих толстомордых и бесноватых проститутках, которые безуспешно пытаются собрать очередной Майдан, а в том, что им удается создавать все новые и новые линии раскола внутри нашего общества. Это куда труднее сделать, если руководство страны играет консолидирующую и отрезвляющую роль, способную нейтрализовать враждебные действия противника. Но для этого надо спуститься с небес на землю и делать своевременные и простые вещи, с оглядкой на те слои населения, которые стали инициаторами всех нынешних перемен. Если этого не делать, значит у спецслужб противника будет поле деятельности. Причем, действуют они тупо и напористо и результат их работы напоминает то, что происходит, когда в сельский сортир, с выгребной ямой, бросить пачку дрожжей. Причем, дрожжи у нас теперь с депутатскими удостоверениями. В общем, с этим надо что-то делать и делать срочно.

Как пишут наши читатели, народ изменился и стал более европейским, чем руководство страны. Ему, руководству, пора это понять и действовать соответствующим образом, если оно не хочет полностью лишиться поддержки активной и думающей части народа Украины.



ДОПОМОГА САЙТУ!
Інші новини:



Коментарі (0):

Шановний відвідувач, Ви зайшли на сайт як незареєстрований користувач.
Ми рекомендуємо Вам зареєструватися або увійти на сайт під своїм ім'ям.
Додати коментар