загрузка...


Привет из прошлого

2.01.2018 - 15:18 Блоги 648
Загрузка...
333458_900.jpg (154.33 Kb)Затянувшийся северокорейский кризис, скорее всего, таки войдет в жесткую фазу. Дело не в позиции Пхеньяна или Вашингтона, дело в позиции Москвы. РФ, в международных отношениях, переходит к экспорту терроризма и созданию новых точек напряжения, связанных с передачей технологий оружия массового поражения. Поскольку ситуация складывается так, что «миротворчество» Москвы, на ею же созданных проблемах, останется невостребованным, а больше РФ торговать нечем, то отступать там просто некуда. Раз так, то эскалация будет продолжаться до момента принятия решения о физической ликвидации угрозы. Путин до сих пор верит, что Запад не решится на такой сценарий и, в конце концов, сможет продать снижение напряженности, пусть и не за ту цену, которая его устраивает.

Ошибочно считается, что этой ценой является Крым. Даже в самой Москве почти все выстраивают рассуждения именно в этом ключе. Якобы, Путин хочет оставить себе Крым, а за это готов слить Донбасс, КНДР и Сирию. На самом деле, Путину приписываются вещи, на которые ему наплевать полностью и бесповоротно. Крым без Украины – вонючая пустыня, которой она и была до присоединения к УССР. Там просто нет и не будет ни промышленности, ни сельского хозяйства, а раз так – не будет элементарного, даже черного и вонючего туризма. Это – классический пример бюджетной «черной дыры».

То же самое можно было сказать и об использовании Крыма как военно-морской базы. Учитывая то, что Черное море – закрытый водоем, с узким выходом в Средиземное море через Босфор, то ценность такой базы – стремится к нулю. При конфликте даже средней интенсивности с НАТО, все российское железо будет уничтожено в течение часа. Это касается как плавучих посудин, так и авиации. Никаких операций ЧФ РФ просто неспособен выполнять. То, что он сейчас демонстрирует в Сирии – согласовано с НАТО. Каждое движение, каждый рейс российской посудины возможен только при этом условии. Горлышко пролива закрывается даже силами турецкого флота, не говоря уже о кораблях Шестого флота США. Так что рассказы о «непотопляемом авианосце» нечто из разряда сказок про «Красную Шапочку», «Винни-Пуха» или «Карлсона».

На самом деле, речь шла раньше, еще с войны в Грузии, а тем более – сейчас, о гарантиях безопасности для Путина и его несметных богатств. Именно этот приз он хочет получить для себя и своей когорты. Он хотел бы провести остаток жизни рядом с другом Сильвио Берлускони в нормальной, вменяемой юрисдикции, не боясь ни бандитов, ни следователей из различных стран, в том числе, и США. Дело в том, что рассовать по карманам несколько сотен миллиардов долларов – никому не удастся. Сама такая сумма давит на окружающее пространство так, что не может оставаться незамеченной. Рано или поздно кто-то начнет задавать вопросы о происхождении денег, а получив ответ, поймет, что криминальные миллиарды можно достаточно легко отжать или обозначить начало процесса, заставив толстосума делиться. Тут не поможет ни частная армия, ни взятки. Уж больно много плохих денег, на которые будут виды у всех, от финразведок многих стран, до международного криминалитета. Сейчас Путин не теряет контроль над ситуацией, потому что у него есть ядерная кнопка и страна, полная быдла, готовая голосовать за него еще лет 100. Но как только эта власть будет утеряна, то Путин точно знает, что к нему обязательно явятся граждане в кожанках и скажут сакраментальное: «Мы к вам, профессор, и вот по какому делу».

Предлагаем читателям положить эту мотивацию в основу действий Путина, и понаблюдать, какая будет вырисовываться картина. Он мгновенно перестает быть непредсказуемым. Практически все его действия – четко укладываются в эту гипотезу. Именно поэтому он создает неприятности тем, от кого и зависят его гарантии. Жить в стране, из которой он создал гадюшник – противно. Народец – подлый, страна – вонючая дыра. Не он первый сталкивался с такой проблемой, но только у него оказалось на кармане столько бабла, с которым можно красиво отчалить на Запад и соря деньгами, показывать, что граф Монтекристо – жалкий поц, в сравнении с ним.

Однако, одно дело напасть на Украину или влезть в Сирию, а совсем другое – раскручивать ядерную программу в Иране и КНДР. Для этого надо быть уверенным, что никто не вынет шашку и не рубанет по ядерным центрам этих стран. Но Путин уверен, а уверенность эта взялась не на ровном месте. Подобная ситуация уже была, и кому как не Москве знать о том, как все было.

Ситуация проигрывается очень близко к той, что случилась в 1969 году на совково-китайской границе. В то время Пекин проводил «культурную революцию», а проще – вырезал собственное население. Тут нет ничего удивительного, ибо это – любимое занятие коммунистов. Поскольку населения этого там больше, чем где либо, то и результаты операции вырезания были соответствующими. Когда-то вся эта красота будет опубликована в полном объеме и мир еще содрогнется от того, что делалось под красным флагом.

Как водится, такие мероприятия сопровождаются голодухой и прочими прелестями, но обозленному населению надо показывать врага вне собственных границ, а уже собственных граждан казнить как пособников внешнего врага. В то время у Китая врагом был совок. С начала 60-х годов отношения совка и КНР постепенно и неуклонно ухудшались, ибо в Пекине считали, что ХХ съезд компартии совка, отступил от генеральной линии коммунизма и напрасно навалил на товарища Сталина кучи обвинений. В общем, с позиции китайских коммунистов, совковые коммунисты встали на путь ревизионизма. В связи с этим, и совок, и Китай постепенно подтягивали к границе свои войска.

Если в 1965 году совок имел в Забайкалье 13 дивизий, то к 1969 году – 21 дивизию. То есть, динамика была довольно бодрая. Это при том, что основная ударная группировка стояла у западных границ и в странах соцлагеря, особенно – в ГДР. Там же находилась и большая часть бронетанковых сил, а потому на Дальнем Востоке были размещены мотострелковые дивизии. Понятно, что без танковых дивизий, а тем более – армий, это была не ударная, а скорее – оборонительная группировка.

Китай наращивал психоз у своего населения и показывал готовность ни сегодня – завтра начать вторжение на территорию совка. Для этого, к 1969 году он собрал группировку, состоящую из: 2 дивизии погранвойск, 24 пехотных, 2 танковых и 6 артиллерийских дивизий. Понятно, что в случае необходимости, Китай мог легко подтянуть резервы из внутренних районов страны, в отличие от совка, которому пришлось бы снимать войска из Восточной Европы, провоцируя там восстания, и тащить их почти 10 тыс. километров на восток.

2 марта 1969 года советские войска, патрулирующие Даманский остров (Женьбао) на реке Уссури, подверглись нападению со стороны китайских войск. В результате приграничного конфликта погибло около 50 военнослужащих совковой армии. 15 марта совковые войска отработали ответную операцию и согласно сведениям ЦРУ, китайцы потеряли сотни человек убитыми.

На этом конфликт не закончился, а только набирал обороты. Китайцы подтягивали новые войска, а совок просто не мог ответить симметрично, а потому встал вопрос о применении ядерного оружия. В общем, конфликт все больше приближался к своей открытой фазе. Но возникает вопрос о том, почему именно 1969 год и почему такая не пропорциональная реакция совка.

Тут надо заметить, что первое свое ядерное испытание КНР провела в 1964 году, но именно в 1969 году – Китай перешел на планомерные подземные испытания, и в совке знали эту динамику. Если рассматривать ситуацию под этим углом зрения, то она почти точно накладывается на то, что сейчас происходит вокруг ядерной программы КНДР. Характерно, что совок планировал нанесение ядерных ударов не только и не столько по скоплениям китайских войск у своей границы, сколько по исследовательским и другим центрам китайской ядерной программы, расположенным в Манчжурии, то есть – несколько южнее места событий. Кроме того, планировался удар и по Пекину. Тогда предполагалось использование, как минимум, одной ракеты SS-8, оснащенной термоядерной боеголовкой, мощностью 2,6 мегатонны. По предварительным расчетам, подрыв одного такого боеприпаса должен был уничтожить половину населения города.

Китайцы, в тот момент, не могли ответить зеркально, ибо еще не имели термоядерного оружия и ракет, способных забросить заряд в густонаселенные районы совка. Но нам важен другой аспект. Совок так и не решился сделать этого, но вел усиленные консультации, в том числе, и с США о возможности термоядерных бомбардировок Китая. Понятно, что эти речи дошли до Пекина и конфликт стал ослабевать.

Именно этот пример и дает Путину основания полагать, что ни Штаты, ни кто-то еще не станут применять против КНДР ядерное оружие, и можно будет балансировать на грани, пытаясь продать эту ситуацию. В общем, те события стали следствием отвлечения внимания населения КНР от репрессий и общего состояния страны и сейчас Путин использует ситуацию для отвлечения внимания своей публики от сути происходящего.

Как оно там будет – посмотрим, но добавим последнюю деталь. Китайцы имеют очень долгую историю и очень хорошую память.

Підписка на новини News UA на ваш Е-mail

Інші новини:






Loading...