загрузка...


Ніхто не знає, на що дійсно здатні Путін чи Ердоган (рос.)

14.02.2017 - 05:28 ІноЗМІ 353
Загрузка...
sni7867ga567vsgomok.jpg (38.27 Kb)

Являются ли автократы хорошими государственными лидерами, могла бы показать конкуренция. Но если ее нет, критерием становится экономика. И она беспощадна.

Учитывая последовательность, с которой Владимир Путин в последнее время обходит Запад в геополитике, вопрос о том, насколько он подходит на пост государственного лидера и является ли он лучшим выбором для страны, покажется россиянам самонадеянным. И, тем не менее, он остается без ответа. Потому что де-факто за 16 лет своего правления он никогда не участвовал в честных выборах. Более того, он никогда не решался на телевизионные дебаты с соперниками.

Вполне возможно, что Путин победил бы, поскольку он отлично говорит на языке народа, он опытный профессионал, который всегда был на государственной службе, и знает наизусть много важных фактов и цифр. Вполне возможно также, что он проиграл бы в прямой конфронтации – чего, кстати, сегодня никто не посмеет сказать вслух. Но сама история о том, что нет никого, равного ему и подходящего для управления страной, это выдумка обученных разведкой политконсультантов, и, следовательно, миф советского образца.

В любом случае, отсутствие конкуренции влечет за собой два серьезных последствия, которые непосредственно связаны между собой. С одной стороны, образ Путина остается безупречным и продуманным. С другой, в стране его потенциальные противники дискредитированы как враги государства, что довольно опасно, но на Западе их считают бесспорно гораздо лучшей альтернативой. Ничто из этого не способствует установлению истины.

Вопрос о качествах Путина возник снова, потому что на прошлой неделе после сложного процесса Алексей Навальный был приговорен к пяти годам условно. В течение многих лет 40-летний юрист остается тем, кого опасаются в Кремле, после того, как он стал единственным политиком, после прихода Путина к власти, который в конце 2011 года смог собрать недовольных на массовые демонстрации. В конце концов, Кремль был вынужден допустить его к участию в выборах мэра Москвы в 2013 году, где он получил 27% голосов. До сих пор Кремль не знает, как себя с ним вести, говорит источник в Кремле. Особенно теперь, когда Алексей Навальный заявил, что собирается баллотироваться на президентских выборах в 2018 году, и соперничать с Путиным. Что может предложить Навальный? Ну, за исключением его харизмы и пресловутого безумия, ничего такого, что могло бы сразу убедить экспертов. Его программа содержит лучшее за 25 лет президентских выборов, но Навальный должен ответить на вопрос о том, как он собирается изменить страну, которая не хочет меняться, считает Андрей Мовчан, бывший инвестиционный банкир и в настоящее время главный экономист московского Института Карнеги.

В одном Мовчан неправ: сегодня речь идет не столько о продуманной альтернативной концепции, сколько о возвращении справедливой конкуренции.

Пока ее не будет, Путина придется оценивать согласно тому, что подлежит измерению. И, помимо завоевания территории в Крыму и роста влияния на Ближнем Востоке, таким критерием также будет экономика. Здесь все выглядит не так уж радужно. Двухлетняя рецессия позади, но сегодняшний, близкий к застою, рост удастся вернуть к уровню 2014 года только к 2019-2020 гг., сообщают в Министерстве экономики. По данным Международного валютного фонда, в течение десяти лет с 2007 года мировая экономика выросла на 38%, в то время как российская [экономика] – только на 16 %, подсчитала газета "Ведомости". Это отличается от начала нового тысячелетия, когда экономика России росла в полтора раза быстрее, чем мировая. Но последние несколько лет сопротивления реформам уничтожили эти успехи, и долги не сократились.

Не во всем виноват Путин. Но будучи заложником своей собственной системы, он не хочет и не может начать необходимые масштабные реформы, чтобы не ставить под угрозу свою власть.

Нельзя получить все. Путин пожертвовал процветанием России, чтобы сохранить свою власть и увеличить геополитическое влияние. Другие автократы действуют также. Например, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Тем не менее, экономика остается их лакмусовой бумажкой. И самым слабым местом.

Эдуард Штайнер

Die Presse
Читайте також:
Інші новини:





Loading...