загрузка...


Путин тянется к Европе – а Европа наблюдает

5.01.2017 - 04:24 ІноЗМІ 429 Джерело: Перевод УНИАН

1476929221-1424.jpg (45.52 Kb)

Авторитарная Россия пользуется слабостью западных демократий, чтобы расширить свое влияние. Но опасность преуменьшают еще больше. Для либеральной демократии это может закончиться смертельно.

Если не можешь победить врага, переходи на его сторону, гласит хорошо известный принцип. Или попытайся преуменьшить его значение. Этот вариант поговорки, похоже, особенно популярен в последнее время среди западных наблюдателей, когда речь идет о России Владимира Путина. Хотя сами наблюдатели не были замечены в симпатиях к кремлевскому режиму.

Недавно в "The New York Times" известный болгарский политолог Иван Крастев предостерегал от перехода к "риторике холодной войны" с Россией и переоценивания влияния Москвы на развитие политических событий на Западе. Подобные мнения в различных крупных немецких изданиях высказали несколько экспертов по России.

Согласно содержанию статей, своей "чрезмерной реакцией" на агрессивную политику Путина Запад только повышает значимость лидера Кремля, который на самом деле не так силен, как он себе представляет. Гораздо более разумно, в определенной степени игнорировать его политические и военные угрозы и таким образом сводить их на нет.

Мастер дезинформации

Конечно, ни один из этих аргументов не новый. Мы постоянно их слышим, с тех пор, как Путин объявил Запад врагом и нарушил европейский мир аннексией Крыма и вторжением в восточную Украину.

Удивительно, однако, что их так часто повторяют именно сейчас. Путин испепелил Алеппо и разжаловал Запад до статиста в Сирии. Теперь, вместе с Ираном и Турцией, он намерен установить там порядок согласно своим правилам.

Кроме того, недавно специалисты Кремля по дезинформации и кибервойне доказали, что они могут манипулировать даже президентской избирательной кампанией самой влиятельной нации в мире.

И в скором времени управление ведущей державой западного мира возьмет на себя клуб почитателей и деловых партнеров Путина в лице Дональда Трампа и его ближайших соратников. Вскоре подобное может произойти в Нидерландах, Италии и Франции.

Уничтожить демократию

На этом фоне обескураживающее звучит совет, более спокойно реагировать на вызовы Путина. При этом, вероятно, ни один здравомыслящий человек никогда не говорил, что кризис на Западе обусловлен исключительно подрывной деятельностью Кремля.

Элис Бота из газеты "Die Zeit", конечно, права, когда говорит, что Путин "не является причиной кризиса либеральной демократии. Он просто извлекает из этого пользу". Но непонятно, как это должно нас успокаивать.

При более близком рассмотрении, этот вывод оказывается вводящей в заблуждение истиной. Авторитарные и тоталитарные лидеры и движения никогда не были причиной кризиса тех демократий, которые они, в конечном счете, устранили. Но они знали, как усугубить их настолько, чтобы они закончились смертельно для демократического общества.

В этом процессе разрушения постоянно помогают демократы, которые недооценивают опасность. Если сегодня авторитаризм Путина и его западные последователи объединились в организованную, решительную силу, чтобы уничтожить охваченную кризисом либеральную демократию, это должно вызвать у нас невероятную тревогу.

То, что слабость Запада – в первую очередь внутренняя проблема, ни в коем случае не минимизирует опасность, которая исходит от Путина, а наоборот, превращает ее в серьезную угрозу. Для внутренне невредимых либеральных демократий все его попытки дестабилизации прошли бы незамеченными.

В то же время, по-прежнему можно отметить изобилие теорий, принижающих значение угрозы. Так, недавно бывший кремлевский советник Глеб Павловский напомнил общее утверждение, что, в отличие от Советского Союза, Россия Путина не может предложить привлекательной идеологии своим последователям по всему миру.

Это правда, что у Путина нет единой идеологии о мире и обществе, как в советском марксизме-ленинизме. Но, в некотором смысле, на Западе его авторитарная социальная модель идеологически и практически еще более привлекательна, чем когда-то советский режим. Неясно, считают ли ее привлекательной имущие классы, которые в случае триумфа советского коммунизма должны были бы считаться с конфискацией имущества.

Внешнеполитическая агрессивность

С другой стороны, система Путина с ее симбиозом государства, разведывательных органов и организованной преступности обещает им безудержное обогащение, свободное от оков закона и контроля демократических институтов и свободных СМИ.

Еще один классический пример самоуспокоения – указание на слабость российской экономики. Вполне возможно, что однажды это, в конечном итоге, приведет к краху правящего российского режима.

Но до тех пор, следует ожидать, что ухудшение экономической ситуации в стране вызовет еще большую внешнеполитическую агрессивность Путина. Он еще больше будет нуждаться в конфронтации, чтобы узаконить свою власть. И то, что Россия объективно уступает НАТО в военном плане, и не рискнет начать открытую войну с альянсом, вовсе не повод расслабляться.

Важно также, что с помощью постоянной демонстрации своей готовности к недобросовестному использованию военной силы Путин может запугать, шантажировать и расколоть Запад, который сейчас сторонится любого военного участия.

Сфера влияния Восточная Европа

"Чрезмерной реакции" Запада на эту угрозу в любом случае не видно. Россия может не бояться санкций за свои военные преступления и нарушение норм международного права в Сирии. Более того, западные политики и общественность уже тренируются адаптировать действительность к нормативной силе.

Так, западные правительства и ООН называют насильственное перемещение населения восточного Алеппо, что соответствует определению преступления против человечности, эвфемизмом "эвакуация", что можно отметить как гуманитарное достижение.

Есть опасения, что США во время правления нового президента узаконят практику Москвы, нарушающую международное право, а также ее претензии на "сферу влияния" в Восточной Европе. Но нельзя думать, будто на этом аппетит Путина угаснет. После этого он будет на огромный шаг ближе к своей цели – поставить всю Европу в зависимость от его воли.

Рихард Херцингер, Die Welt

Читайте також:
Інші новини:





Loading...