УВАГА! Шановні читачі, сайт "Політична кухня" припинив своє існування.
Замість нього відтепер "Новини UA" і нова адреса newsua.one. Будь ласка збережіть нову адресу в своїх закладках! Сайт за старою адресою буде доступний до 01.08.17


загрузка...

Глава контрразведки СБУ: Россия делает ставку на криминалитет

34cabd7d20a1743e290bbc775f593fe8.jpg (16.43 Kb)

К концу третьего года российско-украинской войны мало кто из зарубежных спецслужб может похвастаться таким оперативным опытом, который получила украинская контрразведка, говорит ее начальник Виталий Найда. Он отмечает, что противостояние гибридным методам войны качественно усилило украинских специалистов. С другой стороны, истории с прогулками по Украине главы "ЧВК Вагнера" и проблемы на информационном фронте рождают массу вопросов к руководству спецслужбы. Не все темы удалось обсудить - контрразведчики ограничены уставом и соображениями национальной безопасности. Все остальное, что можно озвучить - в интервью.

- Для знакомства с читателями - в чем отличие вашей работы от военной контрразведки, в чем сотрудничаете - сферы компетенции?

- Военная контрразведка структурно входит в состав департамента контрразведки СБУ. На сегодня генерал Левченко (глава военной контрразведки - ред.) - один из моих заместителей. Мы работаем в унисон, информационный обмен идет круглосуточно. Конечно, у военной контрразведки своя специфика, но мы одно целое - как по факту, так и институционально.

- Недавно СМИ сообщили что мать лидера ЧВК "группа Вагнера", воюющей на стороне террористов, живет в Кировоградской области, а сам Вагнер (Уткин) был там в 2016 году. Этой ЧВК приписывают участие в войне в Донбассе и Сирии, убийства украинских военных и много чего еще. Как он мог свободно заезжать на нашу территорию?

- Я, к сожалению, не могу эту ситуацию комментировать, и я бы не хотел, чтобы СМИ сейчас это обсуждали, пока не окончены оперативно-следственные действия. Каждый приезд и каждый визит таких граждан… если звезды зажигаются, значит, это кому-то нужно. Есть темы, которые попадают в СМИ без нашего ведома, к сожалению. Соответствующие мероприятия на этот счет продолжаются.

- По слухам, сбушники несут сумасшедшие взятки в десятки тысяч долларов руководству за то, чтобы поработать одну ротацию в мобильной группе по контрабанде в зоне АТО. Одна ротация - это два-три месяца. А там, чтобы обогатиться, порой и суток хватить может. Прокомментируйте.

- К счастью, это не мой вопрос, так как не входит в компетенцию контрразведки. Сотрудники контрразведки СБУ не замечены в коррупционных действиях. Да и групп таких уже нет. Они были раньше, и состояла не только из сотрудников СБУ, но также в нее входили и фискалы, сотрудники МВД.

Уверяю вас, что любые предположения о том, что СБУ может организовывать какие-то незаконные каналы - это категорическая неправда.

- Тем не менее, об этом говорят не только волонтеры - также и добровольцы, и военные и МВД. Не говоря уже о политиках. Слово "контрабанда" в разговорах о зоне АТО всегда идет в паре со словом "СБУ".

- Говорить можно что угодно. Как правило, громче всех кричат те, кому СБУ мешает организовывать такие каналы. Это моя официальная, откровенная и искренняя позиция.

Стратегия России изменилась. Она делает ставку на расшатывание ситуации в Украине с помощью криминалитета. Ставка на людей, у которых уголовное прошлое и почти нет будущего. Которые, за небольшое вознаграждение, готовы убивать и сеять панику
- Имеет ли право государство врать гражданам в интересах нацбезопасности? Другими словами - как обеспечить баланс открытости перед обществом и безопасностью?


- Мировая практика деятельности контрразведовательных служб знает разные примеры и методы работы той или другой спецслужбы, заданием которой является обеспечение безопасности. Возьмем, к примеру, британскую полицию, разведку и контрразведку - МИ-5, МИ-6. Полиция всегда работает в публичном поле. Всегда оглашает и доводит до общества все вопросы, которые могут повлиять на их безопасность - это методы работы полиции.

Но ни при каких обстоятельствах деятельность МИ-5, МИ-6 не выносится в публичную сферу. Докладывается премьер-министру, королеве - эти документы пишутся зелеными чернилами и подписываются зеленой ручкой - в прессу это не выносится. Так сложилось исторически и это правильно. Премьер-министр или королева, если считают необходимым поставить в известность того или другого министра - это делается в порядке исключения.

СБУ до военной агрессии России очень мало выходила в публичное поле - как правило, это были либо громогласные политические заявления без реальных последствий, либо сообщения об экономических преступлениях. Контрразведка же выходила в публичное поле - у меня в этом году 25 лет службы в этой структуре, так что я могу утверждать уверенно - тогда, когда обнародование результатов ее работы достигало внешнеполитических целей. Например, объявление того или иного дипломата персоной нон-грата, вопросы политубежища, вещи, связанные с военным сотрудничеством и так далее. Все остальное - закрытый клуб. Докладывается только президенту, премьер-министру, секретарю СНБО и на этом все.

В 2014-м ситуация поменялась. Не информирование общества относительно внешних угроз было признано ограничением гражданских прав - во время войны народ имеет право знать о ситуации, реально оценивать риски и угрозы внешнеполитической и внутриполитической ситуации. Тогда было принято решение объявлять о работе контрразведке по факту реализации того или иного мероприятия - когда деятельность определенной ДРГ была устранена, локализированы угрозы сепаратизма или раскрыты планы противника. По факту. Я считаю это правильным. Де факто мы находимся в состоянии необъявленной войны, информировать народ необходимо.

- Где грань между оппозиционным СМИ и тем, которое существует на деньги агрессора? Как работают наши спецслужбы в этом направлении, есть ли угроза?

- Скажем так, контрразведка не выпускает из поля зрения деятельность любых организаций, в том числе и с иностранным капиталом, деятельность которых может принести вред национальной безопасности Украины. Но то, что мы не выпускаем из поля зрения - не значит, что постоянно за ними следим. Как начальник департамент контрразведки СБУ я вас уверяю, что мы действуем исключительно в правовом поле. Нет никакой тотальной прослушки журналистов или общественных деятелей, тотальной слежки тоже нет - это домыслы тех, кто насмотрелся американских сериалов, типа CSI. Я даже не представляю, какие ресурсы нужно иметь, чтобы всех прослушивать. У нас едва хватает сил и ресурсов, чтобы эффективно противодействовать российской угрозе.

Единственное, что могу сказать по отдельным СМИ: пока там нет следов спецслужб - это не наше дело. Насколько я знаю, это проекты политиков. Как только там появятся "уши" силовиков, мы будем действовать. Хотя и сейчас анализируем информацию и держим руку на пульсе.

- Можете ли рассказать о неизвестных широкой общественности успешных контрразведовательных операциях Украины последнего времени? Кто, где, когда, при каких обстоятельствах?

- Все, что можно озвучить, мы озвучиваем на регулярных брифингах. Последнее громкое дело - предотвращение покушения на народного депутата Антона Геращенко. Есть много скептиков на счет этого события, но могу уверить, что ситуация абсолютно реальна. За этим стоит РФ.

- Известны ли вам наверняка агенты Кремля в украинской политике? Если да, то не фамилии, а количество можете назвать?

- Я поступлю сейчас, как представитель британской контрразведки, и просто промолчу.

- Известны ли вам основные сценарии противника, о чем можете рассказать?

- На сегодня это попытки максимально расшатать ситуацию во всех регионах Украины, в том числе и с привлечением криминалитета. Как наших местных, так и завезенных из России. Причем это как барсеточники и мелкие воришки на базарах, так и ничем не мотивированные убийства, взрывы в местах большого скопления людей. В общем, задача - посеять хаос.

Если в 2015 году Россия делала ставку на грамотно подготовленные диверсионные группы, которые засылались на нашу территорию, закладывались тайники с оружием, готовили теракты, то сегодня стратегия изменилась. Сегодня ставка на криминалитет - на людей, у которых уголовное прошлое и почти нет будущего. Которые, за небольшое вознаграждение, готовы убивать и сеять панику.

Хочу отметить, что ситуация под контролем наших спецслужб, в том числе и контрразведки, и мы не позволим врагам реализовать свои планы. Как видите, диверсионная деятельность противника нами пресекается.

- А как быть с замороженными проектами "народных республик" - от этой тактики Россия отказалась? Были ведь сообщения, что "проект Новороссия" закрывается.

- На сегодня это не их приоритет. По крайней мере, на ближайшие несколько месяцев - дольше я прогнозировать не берусь. Потому что ситуация в регионах нами - в первую очередь, полицией - контролируется хорошо и хаос посеять им не удается. А при стабильной ситуации заявления о создании "республик" бессмысленны. Если возникнет ситуация, когда мы не справимся, и уровень криминалитета перешагнет за грань, проекты "республик" вполне могут быть возвращены и актуализированы. Это нужно понимать и быть готовыми к противодействию. Пока же все очаги определены, "активисты" таких республик, являющиеся агентами России, нейтрализованы - кто-то профилактирован, кто-то арестован, по кому-то ведется следствие.

- В СБУ прошлых лет был значительный процент сотрудников, работающих в интересах Москвы. Вы можете оценить, сколько таких было в начале и сколько сейчас?

- Я бы не сказал, что была "широкая агентурная сеть". Это неправильно. Руководство было пророссийским - это правда, но рядовым сотрудникам сверху вниз не спускался конечный план и общая идеология. Например, в 2014 году, когда я вернулся в здание СБУ, то кабинеты руководства и сейфы в них были открыты, никого не было, а документация была уничтожена. В то же время рядовые сотрудники СБУ оставались на своих местах и ждали приказов.

Нет никакой тотальной прослушки журналистов или общественных деятелей, тотальной слежки тоже нет - это домыслы тех, кто насмотрелся американских сериалом, типа CSI
Да, чистки рядов были, и руководство СБУ докладывает о них, как высшему руководству страны, так и общественности. По каждому малейшему подозрению проводятся проверки и принимаются меры.

- В чем состоит ваша работа по противодействию не только российской, но и разведкам других стран? Расскажите о специфике этой стороны работы.

- Я не буду называть страны, но готов подтвердить ваше предположение о том, что СБУ работает, в том числе, и в направлении противодействию спецслужбам других стран - не только России. Они действуют, и будут действовать. Ситуацией войны захотели воспользоваться многие, в том числе и страны, которые работают в фарватере российских спецслужб. И в вопросе военной техники и военных технологий, и не только. Это не обязательно наши соседи. Например, Северная Корея - не наш сосед, как и страны юго-восточной Азии. Но они также работают, и мы их останавливаем.

- Ощущаете ли вы реальную помощь западных партнеров, или это все на словах?

- Помогают. Опытом, учебными программами. Хотя, поверьте, сейчас мало кто из иностранных спецслужб может похвастаться таким опытом, который есть у Службы безопасности Украины - к сожалению или к счастью. США имеют опыт ведения военных действий на чужих территориях. Но опыта противостоянию российской армии и российским спецслужбам в условиях гибридной войны сегодня, кроме Украины, нет ни у кого. Так что любое сотрудничество с партнерами - это дорога с двусторонним движением: нам помогают - мы делимся своим уникальным опытом.

- А кроме учебных программ помогают ли реальным оборудованием, материальными инвестициями, людьми? Вы же сами сказали, что сил и ресурсов едва хватает.

- Это тонкий вопрос, детали которого я не имею права разглашать. О том, что можно озвучить, вы можете прочитать как на сайте президента Украины, так и услышать на брифингах СБУ - о поставках нам оборудования контрбатарейной деятельности, средств передвижения и так далее.

- Вы наверняка хорошо ощущаете настроения прифронтового Донбасса. Можете ли спрогнозировать варианты развития ситуации - деоккупация, возврат, дальнейший конфликт?

- У вас есть ответ на этот вопрос?

- Нет. Но если спросить у политиков, то многие дали бы какой-нибудь ответ.

- И у меня нет. Делать политические заявления и прогнозы очень легко, а предугадать реальное развитие событий труднее. Я знаю, что мы делаем все возможное, чтобы освободить наши территории от террористов и от кадровых российских офицеров - от всех, кто брал в руки оружие. Мы намерены в конечном итоге дойти до государственной границы и освободить украинскую землю. Это в идеале. Прогнозы я делать не люблю, да это и невозможно.

- Участвует ли контрразведка в операциях по освобождению заложников?

- Проще спросить, в чем контрразведка СБУ не принимает участия. Есть официальная позиция на этот счет - мы объявляем ее на брифингах, а неофициальная часть - "зеленый шрифт".



ДОПОМОГА САЙТУ!
Інші новини:


Loading...

Коментарі (0):

Шановний відвідувач, Ви зайшли на сайт як незареєстрований користувач.
Ми рекомендуємо Вам зареєструватися або увійти на сайт під своїм ім'ям.
Додати коментар