загрузка...

Флот Украинского моря: первая попытка

4b74042b-92.jpg (91.4 Kb)

Первые в ХХ веке попытки Украины создать свой военно-морской флот на Черном море относятся к концу 1917-го ‒ первой половине 1918-го годов. Наиболее знаменательная среди связанных с этими попытками дат ‒ 29 апреля 1918 года, когда в Севастополе над кораблями Черноморского флота (ЧФ) запестрели сине-желтые флаги. Однако не только эта дата и не только это событие знаменательны.

Абсолютное большинство личного состава Черноморского флота Российской империи были украинцами. Поэтому после падения царизма и провозглашения демократических свобод на флоте закономерно начались процессы украинизации, причем стихийные, снизу, так как созданная тогда в Киеве Центральная Рада самоустранилась от процессов в Крыму и Севастополе. Летом и осенью 1917 года на полуострове и на флоте активно действовали большевистские агитаторы, присланные Петроградом, действовали эсеры и монархисты из Центральной России. Украинские же силы были представлены культурническим обществом «Кобзарь», Черноморской украинской громадой и неформальными группами национально сознательных офицеров и матросов, ‒ и никакой официальной поддержки из Киева.

Только в октябре 1917-го Генеральный секретариат, то есть украинское правительство, по требованию Симона Петлюры для выяснения связанных с ЧФ вопросов отправил своего представителя Дмитрия Антоновича в Николаев, Одессу и Херсон. Но не на главную базу флота в Севастополь. Антонович после встреч с моряками-украинцами вернулся в Киев убежденным в необходимости установления украинского контроля над ЧФ. Но дела продвигались медленно, потому что военный министр Николай Порш был убежденным пацифистом и противником регулярной армии. Только 22 декабря 1917 года был создан Секретариат морских дел УНР во главе с Антоновичем. 9 января 1918 года секретариат преобразовали в Министерство морских дел с тем же руководителем. Антонович за короткий срок подготовил «Закон об Украинском государственном флоте», принятый Центральной Радой 14 января.

По закону все корабли бывшего флота Российской империи на Черном море объявлялись флотом УНР. Статья І этого закона отмечала: военный и торговый российский флот объявляется флотом УНР и выполняет обязанности охраны побережья и торговли на Черном и Азовском морях. Статья 4 утверждала: УНР взяла на себя все обязанности по содержанию ЧФ и портов. Дмитрий Антонович разработал украинскую военно-морскую символику, используемую и теперь ВМСУ. И одновременно Центральная Рада провозгласила отмену обязательной военной службы и замену ее добровольным набором по милицейской ‒ по месту жительства ‒ системе...

Пока Центральная Рада колебалась и размышляла, большевики стремились превратить Севастополь в Кронштадт Юга. В этом они достигли определенных успехов: часть черноморских матросов участвовала в наступлении Муравьева на Киев, хотя другая часть обороняла Киев от большевиков. В 1917 году украинцы в личном составе Черноморского флота составляли до 65%, при том, что уже осенью 1917 года на всех кораблях бригады броненосцев вице-адмирала Андрея Покровского развевались украинские флаги. Ряд других адмиралов и офицеров искренне стремились помочь новорожденной УНР.

Но социалистическая Рада с большим подозрением относилась к «буржуям» и «царским офицерам». Если бы на самом деле все было так, как писалось в книге «Черноморский флот России», изданной в 2002 году под редакцией тогдашнего командующего ЧФ адмирала Комоедова: «Особенно большой вред наносили украинские буржуазные националисты, возглавляемые Центральной Радой. Им удалось создать довольно сильные националистические организации на ряде кораблей. Под предлогом «украинизации» Центральная Рада пыталась захватить Черноморский флот и использовать его в своих контрреволюционных целях».

К сожалению, Центральная Рада ничего этого не делала, более того ‒ она мешала процессам украинизации, которые шли на флоте. Скажем, отмена всеобщей обязательной воинской службы, о чем уже говорилось, свела на нет усилия вице-адмирала Андрея Покровского, командира одной из бригад броненосцев, до этого бывшей единственной боеспособной на флоте. Покровский поддерживал создание Черноморского украинского военного комитета, на его кораблях действовали украинские рады, а на мачтах еще осенью 1917-го были подняты сине-желтые флаги. Впрочем, первый украинский флаг был поднят в Севастополе флотским полуэкипажем (командир подполковник Савченко-Бельский) еще в апреле 1917 года. Еще одним из инициаторов украинизации флота был контр-адмирал Михаил Остроградский. Он, в частности, сформировал из черноморцев полк, 9 ноября 1917 года выехавший в Киев для защиты правительства УНР.

В целом, в первые месяцы весны 1918 года на ЧФ одни корабли и флотские экипажи вывесили красные флаги, другие ‒ черные, третьи ‒ сине-желтые. В самом Крыму большевики при поддержке анархистов воевали против российских демократов и монархистов, украинских и крымскотатарских формирований. К этому добавилась ожесточенная борьба в самой Украине, где немецкие и австрийские войска вместе с воинами УНР вытесняли красные силы в Россию. Вместе с тем Центральная Рада на мирных переговорах в Бресте отказалась от Крыма, хотя в апреле 1918-го года и послала в Крым Запорожский корпус полковника Болбочана. Тот триумфально прошел по полуострову и в конце апреля взял штурмом Бахчисарай, подойдя к Севастополю. Поэтому флоту необходимо было определиться.

Вот как вспоминают о тогдашних событиях в Севастополе сами их участники. Капитан-лейтенант Украинского Государственного Флота Святослав Шрамченко: «Был замечательный день. Севастопольский рейд блестел как зеркало. В час шестнадцать флагманский корабль Черноморского флота, линейный корабль «Георгий Победоносец», по приказу командующего флотом поднял сигнал: «Флоту поднять украинский флаг!». Упали красные знамена. На большинстве кораблей послышалась команда «Стать к борту». На эту команду по-старому, как это было в боевом Черноморском флоте, а не расшатанном еще революцией, стали моряки вдоль борта лицом к средине корабля. «На флаг и гюйс ‒ смирно! Украинский флаг поднять!». И под горн и свистки унтеров-моряков взлетел вверх украинский флаг».

А вот воспоминания другого участника события, напечатанные анонимно на страницах Львовского журнала «Самоосвітник» в 1937 году: «Замечательный весенний день. В севастопольской пристани собрался весь Черноморский военный флот. На весть, что к пристани подходит украинское сухопутное войско, с адмиральского линейного корабля дали приказ: «Флоту поднять флаг!». На кораблях прошла команда: «Стать к борту!». Экипаж строем обернулся к средине корабля. Приказ: «На флаг и гюйс ‒ смирно! Украинский флаг поднять!» Под горны и свистки унтеров взлетел вверх украинский флаг. На Черноморском флоте в составе семи линейных кораблей, двух крейсеров, нескольких десятков новых и старых миноносцев, восьми новых подводных лодок и нескольких кораблей особого назначения затрепетали украинские желто-голубые флаги».

Итак, 29 апреля 1918 года контр-адмирал Саблин, после своеобразного референдума на кораблях ЧФ, дал телеграмму в Киев, что флот становится украинским и отдал приказ поднять на мачтах украинские флаги (напомню, часть кораблей подняла их ранее). Но на Севастополь шли немецкие войска, которые остановили Болбочана: ведь УНР отказалась от Крыма, поэтому город и флот берем мы, а не вы! И Саблин не выдержал ‒ 30 апреля он вывел 19 кораблей в Новороссийск, где большинство их было затоплено по тайному приказу Ленина. Однако часть кораблей (семь эсминцев, гидрокрейсер «Троян» и линкор «Воля») вернулась назад в Севастополь. Из них была сформирована флотилия во главе с контр-адмиралом Бурлием.

1 мая 1918 года в Севастополь вошли немцы. 4 мая они объявили украинские корабли временно пленными. На них были подняты немецкие флаги. В руках украинской власти, которую тогда же, 29 апреля, возглавил генерал Скоропадский, провозгласивший себя гетманом, остались несколько военных кораблей в других портах юга Украины, но кораблей исключительно легкого класса, подразделения морской пехоты и торговый флот Черного моря, плававший под украинским флагами до конца 1918 года, до интервенции Антанты. А еще гидроавиация ‒ 20 самолетов, что было немалой силой.

Иными словами, тогдашние руководители УНР погубили попытку военных и местных украинских патриотов создать мощный флот для Украинского государства. Но моряки не падали духом. Контр-адмирал Вячеслав Клочковский, заместивший Остроградского в Севастополе, шаг за шагом почти весь личный состав флота в Крыму перевел на украинскую службу. Опять на мачтах кораблей запестрели сине-желтые флаги. В течение 1918 года была создана Украинская морская пехота в составе трех полков. Ее возглавил контр-адмирал Михаил Билинский. Началась достройка линкоров и крейсеров на верфи в Николаеве. Но наступил ноябрь...

Германия капитулировала, Скоропадский издал грамоту о вхождении Украины в состав России, началось антигетманское восстание во главе с Директорией, в Причерноморье высадились войска Антанты, сделавшие ставку на «единую и неделимую Россию». Противодействуя кораблям Антанты, обеспечивающим высадку десанта белогвардейцев в Одессе, в неравном бою погиб украинский легкий крейсер «Гетман Сагайдачный». Другие корабли флота достались Антанте: на них уже практически не осталось моряков. Кто хотел, пошел в морскую пехоту УНР, кто хотел ‒ к большевикам. В конце концов, остатки флота были выведены за границу, преимущественно в Бизерту (северная Африка), где прекратили существование.

В итоге Украина на долгие годы осталась без своего военного флота, а вскоре вообще потеряла независимость. А если бы руководители УНР понимали значение мощного военного флота для утверждения независимого государства, если бы в конце 1917 ‒ начале 1918 годов воспользовались шансом установить контроль со стороны УНР над всем мощным ЧФ, то события в Крыму и на юге Украины могли бы пойти совсем по-другому, что существенно повлияло бы на общую ситуацию.


ПОМОЩЬ САЙТУ!
Новости партнеров:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Добавить комментарий