загрузка...


Почему ИГИЛ «перебирается» в Пакистан и на Балканы

10.10.2017 - 16:30 Думки 487
Загрузка...
rossiya_zaigryvaet_s_talibami_chtoby_ispolzovat_ih_protiv_igil.jpg (26.41 Kb)Втягивание Москвой Пакистана и Пекина в свою «игру» против Вашингтона вокруг Афганистана не менее заслуживает внимания, как и «игры» Кремля на Ближнем Востоке вокруг Сирии, и на Корейском полуострове вокруг КНДР. Схема действий по Афганистану, как и по Сирии и по КНДР – обычная и шаблонная для Кремля: создание кризиса и продажа услуг по «урегулированию» или «решению» его производных в обмен на необходимые для России уступки со стороны Запада.

Попыткам России доказать свою «полезность и нужность», обосновать свое место в мировом сообществе призывами к совместной борьбе с терроризмом уже никто не внемлет. И уже с разных международных трибун и площадок все чаще звучит о том, что на повестке дня расследование связей Кремля с мировыми террористическими центрами.

Введение США санкций против России на уровне закона стало закономерным этапом международной изоляции Кремля, в которую тот попал из-за оккупации украинского Крыма и отдельных районов Луганской и Донецкой областей, уничтожение вместе с Башаром Асадом умеренной оппозиции, а не ИГИЛ, в Сирии, вмешательства в американские выборы, попыток устраивать перевороты и других деструктивных действий на международной арене.

Но это не останавливает Москву, а эксперты, прогнозируя ситуацию на будущее, указывают, что данный виток далеко не последний, Кремль будет пытаться не только расширять и углублять имеющиеся кризисы, а также создавать новые. При этом конкретные формы проявления таких кризисов, сгенерированных Москвой, зависят от хода событий в основных точках мирового напряжения.

Россия и «Талибан»

Судя по развивающимся событиям, Путин намерен надавить на афганскую тему, используя давние и близкие отношения с «Талибаном» – террористической организацией, формально запрещенной в России так же, как и ИГИЛ.

Но точно так же, как и в случае с ИГИЛ, Россия, формально запрещая «Талибан» поддерживает с ним тесные отношения и потихоньку снабжает оружием, превращая в проблему, решением которой можно торговать с Западом, в частности – с США.

Так, на пресс-конференции, состоявшейся 22 августа в Госдепартаменте, об этом напрямую и не «стесняясь» уже сказал Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон. «Россия поставляет оружие талибам. Очевидно, что это - нарушение международных норм и нарушение норм Совета Безопасности ООН. Мы, безусловно, будем возражать против этого и будем обращать внимание России на это», - заявил госсекретарь США.

Ранее об этом заявил главнокомандующий ОВС НАТО в Европе и командующий войсками США в Европе генерал армии США Кертис Скапарротти: «Россия оказывает помощь исламистскому движению «Талибан» в Афганистане, воюющему против поддерживаемой США власти страны».

На слушании в комитете по делам силовых структур Сената Конгресса США он сказал, что видел свидетельство того, что Россия наращивает усилия с целью оказать влияние на «Талибан».

Позже телеканал CNN опубликовал фотографии боевиков «Талибана», которым, как утверждает телеканал, поставляют оружие власти России. При этом, две отдельные группировки талибов на севере и на западе Афганистана утверждают, что оружие им поставляют именно российские власти. По их словам, это оружие им передали представители России через Иран для борьбы с ИГИЛ, а по словам боевиков из другой группы талибов близ Кабула, они получали оружие от россиян бесплатно через границу с Таджикистаном.

МИД России в свою очередь, как всегда, опровергает эти сообщения, назвав их «кампанией дезинформации».

В тоже время, с одной стороны, сам «Талибан» россияне представляют, как меньшее зло по сравнению с ИГИЛ, а поддержание с ним контактов аргументируют недопущением распространения в Афганистане влияния Халифата, а также придерживаются точки зрения, согласно которой мир в Афганистане может быть, достигнут только путем переговоров между афганским правительством и «Талибан». При этом, устанавливая и развивая тайные контакты с талибами, Москва планирует сделать их в дальнейшем отправной точкой, так называемой площадкой, для своей дальнейшей «гибридной интервенции» в Афганистане и создании подконтрольных себе «прокси-ресурсов» в этой стране.

С другой стороны, Москва формирует мнение о возможном союзе ИГИЛ и «Талибан» в Афганистане. Так, еще ранее спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов рассказал в интервью «Интерфаксу» о возможном союзе Исламского государства и движения «Талибан». На вопрос, не попытается ли ИГИЛ взять под свой контроль территорию Афганистана, З.Кабулов отметил, что «опасность этого есть, и такие намерения ИГИЛ уже обозначило, а некоторые источники утверждают, что в Афганистане уже создан офис ИГИЛ и туда уже проникли около сотни игиловцев».

Стоит отметить, что еще два года назад в Москве начали прорабатывать афганское направление давления на США. Как показали дальнейшие события, Путин тогда решил дальше не раскручивать афганскую тему и положил этот сценарий в ящик до лучших времен. То есть, до выборов нового президента США.

Однако практические шаги Дональда Трампа стали очень неприятным холодным душем лично для Путина и всей его верхушки. Договориться о совместной «борьбе с ИГИЛ» в Сирии и Ираке на фоне не прекращающихся терактов в Европе и сохраняющейся террористической угрозы, а также вернуться в клуб «рукопожатных», что должно было привести в дальнейшем соответственно к снятию санкций, не получилось.

Поэтому к лету 2017 года Москва начала поднимать ставки, используя «ракетные и ядерные угрозы Пхеньяна», а также форсировать контакты с талибами. И, в связи успешными действиями возглавляемой США коалицией по уничтожению Халифата в Сирии и Ираке, очень активно «перебрасывать» ИГИЛ в Афганистан.

Зачем России Пакистан

В тоже время, очередная фаза резкой активизации Москвой контактов по линии военного и военно-технического сотрудничества с Исламабадом также объясняется попыткой втягивания Пакистана в сдерживание США в Афганистане. Для России выгодно максимальное увязание США в этой стране и дальнейшая конфронтация США и Пакистана, что автоматически означает сложности с логистическим обеспечением американского контингента, а это потенциально усиливает переговорные позиции Москвы, давая ей в руки дополнительные козыри для решения собственных проблем в отношениях с Вашингтоном.

При этом, еще раз отметим, что втягивание Исламабада в «игру» Москвы происходит вместе с союзником Пакистана в регионе Китаем, путем формирования соответствующего фона и предпосылок для возникновения в ближайшее время у их границ террористической угрозы, исходящей с территории Афганистана.

Пакистан недавно испытал на себе смертельную угрозу терроризма и экстремизма, в то время как Китай хочет быть уверенным, что никакие вызовы не станут препятствием для реализации его планов, связанных с проектом экономического коридора Китай-Пакистан и предотвратить дестабилизацию китайской провинции Синьцзян так называемым Исламским движением Восточного Туркестана, связанным с ИГИЛ и «Талибан».

Поэтому Россия намеренно провела трехсторонние переговоры с Китаем и Пакистаном, посвященные обсуждению ситуации в Афганистане, не пригласив на них представителей Индии, Афганистана и США.

Параллельно, Москва, вроде как, играя по «одну сторону баррикад» с Пекином и Исламабадом в том числе и сфере военно-технического сотрудничества, банально использует последних в своих целях, прикрываясь «стратегическим партнерством», а также создает «чужими руками» террористические угрозы у их границ и провоцирует дополнительные противоречия и противостояния по линиям: Пекин-Вашингтон, Пекин-Дели, Исламабад-Вашингтон и Исламабад-Кабул.

Оружие для Исламабада?

Что касается очередных громких заявлений с Москвы об успешном военно-техническом сотрудничестве с Пакистаном и планах на поставки ударных вертолетов Ми-35, систем ПВО и танков Т-90 в ближайшее время, следует отметить, что на протяжении уже трех лет, начиная с 2014 года, русские декларируют масштабный «прорыв» в двухсторонних отношениях с Исламабадом в этой сфере, но всё ограничивалось только общими фразами во время проведения двусторонних консультаций и информационным шумом.

При этом, эксперты отмечали, что это все было больше похоже на шантаж Дели со стороны Москвы, потому что индусы, уставшие от постоянных неисправностей и поломок российской техники, низких темпов реализации и сложностей в совместных проектах, таких как FGFA (совместный истребитель пятого поколения), MTA (совместный проект по созданию транспортного самолета), начали не только высказывать претензии, но и занялись диверсификацией по многим видам вооружений, которые раньше поставлялись Россией (в 2014 году, когда к власти в Индии пришёл действующий премьер-министр Моди, решивший полностью диверсифицировать экономику, увеличив при этом долю иностранных поставщиков оружия на местном рынке), особенно в условиях готовности западных компаний к трансферу технологий.

Но всё начало меняться с конца прошлого года, когда бывший президент США Барак Обама отказался выводить войска из Афганистана, а потом, уже в 2017 году, нынешний американский лидер Дональд Трамп увеличил численность постоянного контингента в этой стране и начал критиковать Исламабад за мягкотелую политику, мол, те не хотят прилагать усилий для борьбы с террористами, которые расположились на территории сопредельного государства. При этом, Исламабад раскритиковал стратегию США по Афганистану, а Вашингтон наоборот начал рассматривать Индию как партнера по урегулированию ситуации в Афганистане.

В связи с этим, играя на активизации двустороннего сотрудничества с Пакистаном в военной и военно-технической сфере, Москва параллельно со стратегией «воспитания Индии», начала разыгрывать и вышеизложенную «партию» по сдерживанию США в Афганистане.

В подтверждение вышесказанному, а также переходу российской «заготовки» по Афганистану, где будут «сыграны» и Пакистан и Китай, в активную фазу, указывает заявление Главы Антитеррористического центра государств – участников СНГ генерал-полковника полиции Андрея Новикова от 5 октября, что боевики ИГИЛ бегут в пакистанскую провинцию Вазиристан в связи с поражением в Сирии.

Ну, конечно же, согласно российской пропаганде, благодаря успешным действиям Москвы и Дамаска в борьбе с Халифатом.

«Судя по активности ИГИЛ в Афганистане, можно предположить, что стратегической задачей ИГИЛ в среднесрочной перспективе является расширение присутствия на севере Пакистана с выходом к районам вблизи границ государств Центральной Азии и Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая», – сказал он в интервью РИА Новости.

Также, по словам Новикова, боевики не только меняют тактику боевых действий, но и перебазируют свою активность в другие географические регионы.

При этом, данное заявление генерал-полковника Андрея Новикова прозвучало сразу же на следующий день после окончания российско-пакистанских антитеррористических учений «Дружба-2017». Совпадение? Не думаю.

Не Афганом едины

Кроме того, параллельно с афганской темой аналитики сейчас довольно много говорят о новом очаге напряженности, который в ближайшее время также может вспыхнуть на Балканах – там этнические проблемы могут перерасти, конечно же благодаря Кремлю и его «пятой колоне», в христианско-мусульманских конфликт, куда Москва динамично «ввинтит» и ИГИЛ.

В подтверждение этому также следует привести вышеуказанное заявление Главы Антитеррористического центра государств – участников СНГ генерал-полковника полиции Андрея Новикова, где он, кроме Пакистана, также упомянул Балканы. «Большинство боевиков-террористов будет возвращаться в страны исхода либо уезжать в другие государства теми же маршрутами, что и при выезде в зоны конфликта. Специальные исследования показывают, что особенно востребован балканский маршрут», — отметил генерал.

При этом некоторые российские эксперты прокомментировали заявления Новикова в таком ключе: «На Балканах существуют целые анклавы радикальных исламистов. Больше всех их в Боснии. Многие «бойцы джихада» приехали туда воевать в 1990-е гг., да так и остались. Чуть меньше их было в Косово, в албанских районах Македонии. Целые «ваххабитские» сёла есть в Сербии, Болгарии, Македонии, Черногории, и разумеется — в Боснии и Албании. На Балканах затеряться проще, да и географически они лежат между Ближним Востоком и Западной Европой. Особенно удобны Косово и Босния, где государств нет и царит полная управленческая анархия. Там легче всего скрыться, смешаться с толпой. Да и в других странах региона спецслужбы не самые сильные».

Поэтому стоит напомнить, что в 2016 году во время визита вице-премьера РФ Дмитрия Рогозина в Сербию, он подарил Воиславу Шешелю несколько шкатулок с изображениями аннексированного российскими войсками Крыма, заметив, что желает и сам в скором времени получить в подарок от лидера сербских радикалов, многие из которых, как известно, участвовали в событиях в Крыму и на Донбассе на стороне России, какой-нибудь предмет, символизирующий возвращение Косово в состав Сербии.

Словно в рамках воплощения заявленного плана, в декабре 2016 года лидер боснийских сербов Милорад Додик объявил о проведении референдума по отделению Республики Сербской от Боснии и Герцеговины, а в январе 2017 года заметно обострилось противостояние сербских властей с косовскими албанцами, возникшее на фоне инцидента с поездом из Белграда. Дело в том, что с момента провозглашения независимости Косово никакие составы не ходили по маршруту Белград-Приштина, однако 14 января текущего года в Косово отправился пассажирский поезд. При этом на покрашенные в цвета национального сербского флага вагоны на 21 языке, включая албанский, были нанесены явно провокационные в глазах албанцев надписи: «Косово — это Сербия».

А российские СМИ, в том числе в лице хорошо известных по событиям на Донбассе пропагандистов, как Александр Коц http://www.kuban.kp.ru/daily/26624/3645209/ , начали активно заниматься информационной подготовкой этой легенды, сообщая о радикальных исламистах с опытом боевых действий в Ираке и Сирии, наводняющих Боснию и Герцеговину, а также Косово. Отдельные статьи в российских СМИ прямо предсказывали грядущую войну на Балканах, заранее обвиняя в ней ИГИЛ.


Інші новини:






Loading...