загрузка...


Сирийский узел: почему союзники России не хотят воевать

6.07.2017 - 07:07 Статті 790
Загрузка...
rossiya_siriya.jpg (256.81 Kb)Ситуация в Сирии все больше напоминает воронку, в которую втягивается все больше стран

Последние сводки военных действий показывают, что Израиль чаще атакует войска сирийской правительственной армии. Фактически, он действует в интересах антиасадовской оппозиции и, в частности, группировки «Магавир аль-Тавры», которая свои лагеря размещает в Иордании и ее поддерживают США. Уже очевидно, что попытки проиранской Хезболлы и сирийской армии рассекающими ударами оттеснить подразделения группировки «Магавир аль-Тавры» от западного берега реки Евфрат встретили противодействие как авиации США, так и теперь ВВС Израиля.

Последние двумя ударами уничтожили большое количество живой силы и техники войск Асада, Хезболлы и шиитской милиции. Раньше израильская военная авиация наносила удары по складам оружия и базам сил Асада и Хезболлы или по колоннам перемещающих военную технику, чаще всего ракеты и установки их запуска. На этот раз все было иначе. Антиасадовские силы начали наступление из района Эль-Кунейтры и израильская армия обеспечивали их разведданными, запускала беспилотники, а потом и авиационное прикрытие. Формально удары наносились в ответ на обстрелы Голанских высот шальными снарядами с сирийской стороны. Уже очевидно, что это только предлог. Израиль беспокоит возможный выход Хезболлы на границу в районе Голанских высот и поэтому предпринимается все, чтобы этого не случилось.

В этой весьма сложной ситуации Турция заявила о проведении военной операции против курдского анклава Африн. Если она начнется, то, во-первых, резко обострится ситуация на северо-западе Сирии, так как курды не намерены легко отдавать свои территории. Во-вторых, остановится курдское наступление на Ракку и борьба с ИГИЛ может затянуться. Курды будут заняты отражением турецких атак и переместят туда свои основные силы.

В сложном положении окажутся США, но также и Россия. Как Вашингтон, так и Москва поддерживали сирийских курдов. Кремль неоднократно давал понять Анкаре, что не в его интересах вооруженное противостояние с курдами. Возможно, что объявление даты проведения референдума о независимости Иракского (Южного) Курдистана и подвигло президента Турции Эрдогана на принятие мер против курдов сирийских.

Сейчас трудно предвидеть дальнейшие действия Турции в Сирии и как Москва будет выходить из все более тяжелой для нее ситуации. На данный момент ясно, что посылать большое количество наземных войск в Сирию она не готова. В связи с чем пытается найти замену.

Предложение о присоединении

Представитель президента Турции по сирийскому урегулированию Ибрахим Калын заявил, что Россия предложила Казахстану и Киргизии направить в Сирию своих военных для наблюдения за соблюдением «соглашения о деэскалации». По его словам, прошла встреча со спецпредставителем президента Владимира Путина по Сирии Александром Лаврентьевым. «Ведутся переговоры о том, сколько военнослужащих необходимо отправить в Идлиб. Мы ожидаем, что этот вопрос будет более детально обсуждаться во время встречи в Астане в июле».

Глава комитета по обороне Государственной думы России Владимир Шаманов в одном из интервью сказал, что Россия по-братски просит союзные страны отправить своих военных в Сирию для мониторинга.

«Прорабатываются предложения нашим коллегам из Казахстана и Киргизии… — заявил Шаманов. — Есть намерения и начало переговорного процесса, решение пока не принято».

Вопрос о численности и гражданстве военных будет обсуждаться в Астане на очередном заседании по урегулированию сирийского конфликта 4-5 июля.

Предполагается совместная работа российской военной полиции и военных из Киргизии и Казахстана по обеспечению безопасности и правопорядка в провинции Идлиб, а также в граничащих с ней северо-восточных районах Латакии, западной части Алеппо и северных районах Хамы. В этой части Сирии проживает не менее 1 млн человек и, вроде бы, речь не идет о прямых военных действиях. Однако в любой момент регион может стать именно ареной серьезной войны и в нее окажутся втянутыми военные из центральноазиатских стран.

Еще до получения официальной версии со стороны властей, казахстанское общество буквально вскипело. Интересно, что проявился высокий градус неприятия как со стороны государственников, так и оппозиционеров.

«Россия сама в это ввязалась, пусть сама и расхлебывает, — заявил известный политолог Айдос Сарым. — Вряд ли Путин согласовывал это с коллегами по ОДКБ (Организация договора по коллективной безопасности, — ред.). Это страна, которая всегда относилась к своим, как пушечному мясу. Нам этого не надо».

В принципе, казахстанские военные участвовали в международных военных операциях. Специальное подразделение «Казбат» осуществляло разминирование во время войны в Ираке. Тем не менее, в Казахстане присутствует понимание, что в Сирии совсем другая война, и в ней не нужно принимать никакого участия, даже в качестве миротворцев.

«Казахстан должен быть очень осторожен в этих всех играх, — отмечает политический эксперт Досым Сатпаев. — Нужно понимать, что, несмотря на нашу многовекторность, нас будут пытаться «втянуть» в те или иные альянсы. Тем более, эти зоны «деэскалации» создают только три участника: Россия, Турция и Иран. И для других участников конфликта это будут потенциальные мишени, так что рассматривать эти зоны как территории разоружения не стоит».

По мнению Сатпаева есть и другие не менее сложные проблемы.

«Казахстан рискует поругаться с исламским миром, с которым он начал налаживать сильные финансовые связи; возрастет угроза терактов внутри страны, — говорит эксперт. — Кроме того, в случае если на территории зон деэскалации что-либо случится, Казахстану придется как-то реагировать, а тут куда ни кинь — всюду клин: поддержишь позицию Запада — охладишь отношения с Россией, поддержишь Москву и ее союзников — не оберешься проблем с другими странами. Именно чтобы не допустить провала многовекторной политики, Казахстану лучше вежливо, но твердо отказаться от предложения, тем более что статус посредника, предоставляющего площадку для бесед между сторонами конфликта, Астану устраивает полностью».

Как писала московская «Независимая газета», консультации по возможному участию киргизских и казахстанских военных в Сирии проходили некоторое время назад. Глава МИД Киргизии Эрлан Абдылаев сообщил, что они были «в рамках ОДКБ по инициативе российской стороны, однако какого-либо развития вопрос не получил».

Вполне возможно, что об этом говорили на встрече министров обороны ОДКБ в Минске.

Косвенно это подтвердил генеральный секретарь организации Юрий Хачатуров: «Главы военных ведомств стран ОДКБ на заседании в Минске обсудили вопросы, связанные с обеспечением безопасности за пределами зоны ответственности организации».


Шла ли речь о Сирии пока неизвестно, но исключить такого нельзя. Со своей стороны, власти в Бишкеке и Астане поспешили опровергнуть какое-либо участие в сирийском конфликте.

«С нашей стороны, со стороны Казахстана, могу вас уверить, что мы не ведем никаких официальных переговоров относительно направления наших военнослужащих в Сирию, — заявил руководитель казахстанского МИД Кайрат Абдрахманов в рамках XIV Евразийского медиафорума. — Заложниками мы — ни Казахстан, ни Киргизия — как суверенные, независимые, также очень хорошо сбалансированные в своей внешней политике страны, никогда не станем».

Он отметил, что для Казахстана «принципиально важным условием для рассмотрения возможности направления своих миротворцев в любую горячую точку мира является наличие резолюции Совбеза ООН… и соответствующего мандата этой организации».

Аналогично высказался и президент Киргизии Алмазбек Атамбаев.

«И если этот вопрос хоть когда-нибудь поднимется, то для него, во-первых, нужно решение всех стран ОДКБ, резолюция ООН, и потом окончательно это решает парламент страны… — заявил Атамбаев. — Если когда-нибудь, видимо, уже это будет ни при моем президентстве, этот вопрос возникнет, то Киргизия должна направлять туда не регулярные части и соединения, но если будут какие-то желающие из числа кадровых военных, офицеров».

Нелегкий выбор

В Москве очень хотят расширить количество, по крайней мере, миротворцев. Наилучшим вариантом стало бы участие в таком действии Китая.

Как писала газета «Коммерсант», с китайскими военными велись переговоры на предмет их участия в сирийской кампании, но шансы на положительное решение оцениваются как «весьма скромные».

«Для того чтобы КНР поддержала эту инициативу, она должна быть признана мирной и приемлемой всеми сторонами, потому что принимать чью-то сторону они не готовы», — считает Научный сотрудник Института Дальнего Востока Василий Кашин.

Если с Китаем явно не получается, то оказать давление на ближайших союзников Москва, по крайней мере, попытается.

«Проблема в том, что никто не даст просто так Казахстану остаться в стороне… — говорит российский эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов. — В конце концов, если Казахстан хочет быть одним из основных участников межсирийского мирного процесса, то за это нужно платить не только пятизвездочными отелями и хорошими завтраками в Астане».

Конечно, в частности, для Астаны предпочтительней было бы ограничиться своим участием в сирийском конфликте предоставлением площадки для переговоров.

Отсылки министров иностранных дел Казахстана и Киргизии к резолюции Совета Безопасности ООН Москвой не будут приниматься. В Уставе ОДКБ есть статья 8. В ней четко записано, что «государства-члены координируют и объединяют свои усилия в борьбе с международным терроризмом и экстремизмом… и другими угрозами безопасности государств-членов». Именно по трактовке этой статьи и будут разворачиваться дискуссии.

Зная обычаи российской дипломатии, можно предполагать, что появление информации о возможном направлении военных из Центральной Азии в Сирию произошло в результате довольно длительных консультаций и серьезных переговоров. Вряд ли и в Анкаре, и в Москве о подобном заявляли без серьезных оснований.

Здесь у Астаны и Бишкека разные начальные условия. Казахстан самостоятелен в своих финансовых возможностях и имеет относительно неплохую экономическую основу. Ему нет необходимости просить денежной помощи у Москвы и поэтому есть относительная свобода во внешнеполитической сфере. Конечно, с Москвой приходится считаться, но есть противовес ей со стороны Китая. Президент Назарбаев всегда может сослаться на оппозицию в стране посылке военных в Сирию.

У Киргизии ситуация гораздо сложнее. Как отметил Аркадий Дубнов, «создавать иллюзию неопределенности» у Бишкека не получится. Тем более так совпало, что на днях Москва списала Киргизии все долги. А это, в свою очередь, создает долг другого рода. До президентских выборов в октябре в Киргизии вряд ли пойдут на какое-либо решение в пользу Москвы. Что будут потом сказать довольно сложно. Обстановка как в Сирии, так и в Киргизии меняется достаточно быстро.

Интересно, что в Москве предпочитают на эту тему не говорить и ждут, как все решится в центральноазиатских странах. Какое-то время будут использоваться методы прямого давления и предоставление Киргизии каких-то финансовых преференций. Насколько успешно, определится только осенью.

Пока же союзники России участвовать в ее внешнеполитических авантюрах особого желания не проявляют.


Інші новини:



Loading...