загрузка...


Июнь-близнец

11.06.2018 - 06:49 Блоги anti-colorados 459
Загрузка...
00_featbarbarossa.jpg (25.73 Kb)В последнее время из РФ идут сообщения о том, что центральные архивы получили указание уничтожать фонды, относящиеся к репрессиям, депортациям и прочим мероприятиям, которые проводил совок в преддверии Второй Мировой войны. Поскольку никакой особой реакции ни российских «элит», ни «широких кругов творческой интеллигенции» нет и не предвидится, то вполне можно допустить, что и документы, относящиеся к периоду перед 22 июня 1941 года – тоже зачищены и скорее всего, задолго до Путина.

Так случилось, что большая часть публики представляет себе, что до того дня, как немецкие войска перешли в наступление, совок дремал и ни сном, ни духом не представлял себе о том, что случится всего через несколько дней. Но это представление искусственно выращено и внедрено в сознание. Вся страна имела возможность наблюдать части мероприятий, которые никак не могли происходить, вне подготовки к войне. Таков менталитет населения той страны и менталитет нынешней РФ. Как минимум – большая часть населения наблюдала эшелоны танков, орудий, военных машин и прочей техники, несущихся в одном и том же направлении. Только совсем законченный имбицил не мог понимать, что будет после того, как вся эта техника разгрузится в нужном месте. Те, кто не видел поездов, набитых войсками, заметил другую особенность. При всеобщей воинской повинности, молодежь мужского пола, два раза в год призывалась в армию и столько же раз демобилизовывалась и возвращалась домой. Но уже с 1939 года эта традиция была нарушена. Призывы шли по плану, а вот дембелей уже никто не видел. Это значит, что только за счет регулярного призыва, армия увеличивалась в численности каждые полгода.

Мало того, как только прекратились демобилизации, начались войны в Монголии и Финляндии, где красноармейцы воевали с самураями и белофинами, которые «подло напали на первое в мире государство рабочих и крестьян». Потом начались процессы «радостного присоединения» Латвии, Литвы и Эстонии. В общем, даже дремучему и бестолковому колхознику было понятно, что происходит, но позже был создан миф о том, что никто и ничего не понимал и потому германские войска «напали внезапно».

В этом смысле очень кстати попалась мысль одного из наших читателей, который рассказывал о собственном опыте. Его поражали картины, которые рисовал Оруэлл в своих знаменитых романах и единственный вопрос, который не давал ему покоя был о том, как люди видят все это и дают абсурду укрепиться и стать реальностью. Но теперь, в 2018 году – пришло понимание того, как это работает.

В самом деле, россияне прекрасно наблюдали не по телевизору, а в реальности, все те же эшелоны танков, артиллерийских систем, бронетехники, военных грузовиков и прочего, что привычно двинулось в том же направлении, что и в 1941 году и ни у кого не шелохнулось что-то внутри, мол – быть беде! Ничего подобного не произошло и мало того, когда они уже достоверно узнали о том, что их войска вторглись в Украину или хотя бы ее обстреливают, то это не помешало им нас ненавидеть как самых главных врагов, как будто мы захватили их вонючий Саранск или Тамбов. Все работает именно в том режиме, что и накануне 22 июня 1941 года. Это прекрасно знали и понимали в Питере, ибо в отличие от глубинки, финская война шла чуть ли не на окраине города и они прекрасно видели маневры флота и авиации, не говоря уже о потоке миллионной группировки войск.

В это время они считали себя маленькими людьми и считали, что товарищу Сталину, партии и правительству – виднее. Если там решили, что подлые «белофины» решили напасть на совок со своими 64 танками и сотней допотопных самолетов, изготовленных в промежутке между 1927 и 1937 годами, то так оно и есть. Ленинградцев тогда не смутило даже то, что всерьез говорить о нападении трехмиллионной Финляндии на совок было просто дико, поскольку только население одного Ленинграда было равно населению всей Финляндии – 3 млн человек.

Всего через два года после того, как ленинградцы усиленно делали вид, что их это не касается, финские войска вышли на побережье Ладожского озера и замкнули окружение города, которое с другой стороны обеспечили войска группы армий «Север».

Потом, когда пошло массовое людоедство и поголовная гибель мирного населения от голода, это было возведено в ранг чудовищной трагедии. А на самом деле, это прилетел бумеранг за зиму 1939 года, когда ленинградцы резвились и плевать хотели на все эти массы войск, уходящие терзать соседа. Они до сих пор ходят на Пискаревское кладбище и до них не доходит причинно-следственная связь своей глухоты и слепоты с этими сотнями тысяч трупов, которые лежат в земле.

Примерно то же самое, но уже в более крупном масштабе, происходило в эти дни 1941 года, но об этом уже никто не вспоминает, кроме самих германских военных, готовивших упреждающий удар по совку.

https//i1.wp.com/defence-line.org/wp-content/uploads/2018/06/0_16fb38_d09462_orig.jpg Виктор Суворов пишет о том, что Сталина устраивал именно такой ход событий, когда Германия должна была сделать первый шаг к боевым действиям, а совок уже будет быстро отражать агрессию, после чего – перейдет в решительное наступление, просто Гитлер опередил Кобу дней на десять. Как мы писали выше, на самом деле, все обстоит еще хуже. Сталин точно знал о том, что наступление готовится на ближайшее время еще в начале мая.
Как мы не раз уже указывали на знаменитую речь Сталина от 5 мая 1941 года, где выступая перед выпускниками военных академий (офицерами от майора и выше), он прямо сказал о том, что совок готовится к наступательной войне и прямо в ближайшее время. Там же он дал характеристику германским войскам. Не важно, что он их оценил ниже их действительного состояния, но тем самым нацелил офицеров на противника, с которым предстоит воевать. То есть, 5 мая Сталин уже сказал старшим офицерам, чтобы те были готовы вступить в наступательную войну и уйти от концепции стратегической обороны.

В связи с этим, довольно забавно читать выкладки «историков» о том, что агенты давали разноречивую информацию как по самой возможности наступления Вермахта, так и по дате, на которую оно назначено. Мы не станем уличать совковых военных в идиотизме и просто отметим, что характер движения войск в совковом генштабе был известен. Это подтверждается тем самым запросом, который был сделан германской стороне и на который она ответила сказкой об отдыхе и подготовке вторжения в Англию (за 1000 км от Ла-Манша). Военные аналитики имели пусть и не все, но достаточные данные о переброске войск, и зная алгоритм их развертывания (они в это время делали то же самое), могли легко вычислить дату начала операции.

Но эту дату знал германский Генштаб уже в апреле, а в начале мая Гитлер поделился своими намерениями со своими союзниками, Хорти и Антонеску. То есть, даже если представить, что совок не имел ни единого агента в генштабе сухопутных войск Германии, то уж в окружении руководителей Венгрии и Румынии – точно имели. Будь это иначе, операция по отжиму Бессарабии просто не могла осуществиться, ибо Румыния уже состояла в союзнических узах с Германией. Этот факт был очень настороженно воспринят начальником Генштаба Гальдером.

Достоверно известно, что 14 июня Гитлер сообщил дату вторжения генералу Антонеску, а Хорти было сказано о том, что события начнут разворачиваться в ближайшие дни. Мало того, в распоряжение Антонеску был командирован штаб 11-й армии для осуществления взаимодействия. То есть, за неделю до начала операции ее точная дата перестал быть строго секретной, ибо ушла за границы вооруженных сил Рейха. Тем не менее, эта информация даже через румын не просочилась и не была наложена на то, что видели непосредственно совковые военные.

Кроме того, сводки с будущей линии фронта носили такой характер, что совок не просто знал и понимал, что происходит, но и провоцировал германские войска на активные действия. На одном из совещаний Генштаба даже встал вопрос о том, стоит ли держать пограничников или пора их снимать, ибо «русские совсем обнаглели». Это как-то совсем не вяжется с теми сказками, которыми нас кормили долгие десятилетия о том, что совковые пограничники и войска у границы грустно стояли и коварный враг взял, да и напал на них. Кстати, совковые пограничники так и не успели закончить работы по демонтажу проволочных и других заграждений, на своих участках границы и передачу их под ответственность военных.

Складывается впечатление о том, что совок, в лице Сталина, действительно готовили ловушку для Гитлера и очень переживал о том, чтобы фюрер не передумал вложиться именно в наступательную операции.

Поскольку Сталин не любил свою армию и не доверял ей, он представлял, что Вермахт не будет «сладким пряником» и рубиться с ним будет не легче того, что было в драке с Финляндией. Из «Зимней войны» были извлечены все необходимые уроки и главный из них заключался в том, что наступать на противника, ушедшего в глухую оборону – тяжело и долго. На том же Халхин-Голе, Жуков показал себя именно в контратаке. Пусть план боевых действий составлял и не он, но слава осталась на нем. Так вот, там ни одна из сторон не уходила в глухую оборону и никого не пришлось выковыривать из-под земли, как финнов.

То есть, надо было, чтобы Гитлер двинул свои войска вперед и они ушли за линию своих укреплений, пусть и не долговременных. Боши умеют закапываться быстро и основательно. Именно поэтому и была избрана тактика выманивания и встречного удара и катастрофа случилась не потому, что Гитлер упредил, а несколько по другой причине.

https//i2.wp.com/defence-line.org/wp-content/uploads/2018/06/87654.jpeg Вспомним о том, чем пришлось управлять Сталину перед 22 приграничные военные округа были преобразованы в фронты, но все они располагались о линии от Баренцев, до Черного моря. Противник располагался в западном стратегическом направлении, а конфигурация расположения войск – предельно проста: впереди фронт, сзади – тыл и соответственно, логистика тоже была линейной. Сосредоточение и развертывание войск, не представляло особой проблемы, ибо она базировалась на сухопутных линиях сообщения, расположенных на собственной территории. Военная промышленность работала на пике своих возможностей, мобилизация (пусть и скрытая) зла два года подряд, перевес сил и средств уже был налицо, а исходя из динамики развертывания войск, в ближайшее время это преимущество должно было стать подавляющим, в классическом соотношении для атакующей стороны. В общем, все выглядело пристойно и угрожающе.

Виктор Суворов, в свое книге Ледокол, писал о том, что Сталин делал все правильно, а вот Гитлер оказался идиотом, поскольку не заготовил тулупов для зимней кампании, зимнего топлива и прочих вещей. Отсюда делается вывод о полном авантюризме Гитлера. Наверное, Суворов намеренно сгущал краски для достижения ударного эффекта своим заключениям, но выглядят они несколько натянуто, ибо за время правления Третьим Рейхом, это была уже не первая военная кампания и военные довольно предметно оппонировали Гитлеру по многим деталям операций. Германский генштаб трудно заподозрить в авантюризме и фанатизме, а время не оставила нам сколько-нибудь существенных данных о том что Гитлеру докладывали о невозможности проведения этой операции. Наоборот, военные работали как слаженный механизм и решали чисто тактические или технические проблемы, не касающиеся общего замысла операции, которую они сами же и разработали. То есть мы начисто отвергаем теорию Суворова, которая косвенно обвиняет Вермахт в коллективном авантюризме. Это не единственная «перетянутость» его выводов. Приведем еще один пример, перед изложением несколько другой теории.

В одной из своих книг Суворов писал о том, что воспользовался военным компьютером военной академии, для моделирования ситуации, сложившейся в ходе «Зимней войны с Финляндией». Он красочно вещает о том, что все данные, о численности и характере войск, введенные в машину – выдали отрицательный ответ. Такими силами, по такой местности и по такому морозу, атаковать оказалось невозможным, без применения ядерного оружия, которого тогда не было. Из этого он делает вывод о том, что красноармейцы сотворили чудо, таки прорвав оборону финнов.

В че это замечательно, но тогда надо было довести повествование до конца и осветить все обстоятельства тех событий. Например, теряется логика изложения в том месте, когда вот прорвали оборону и что дальше? Изначально ставилась задача полной оккупации Финляндии, так почему не оккупировали при уже прорванной, такими усилиями, обороне? Надо было закончить повествование не пафосом о «чудо богатырях», как писал Алесандр Суворов о войсках Наполеона, а тем, что прорыв обороны оказался тем максимумом, на которые оказалась способной группировка. То есть, получился вариант «Пирровой победы» и в конце концо, где оказалась Финляндия и где – совок. Но есть еще один момент, который он должен был отразить уже для чистоты эксперимента. При всех введенных в машину данных, был поставлен вопрос только о возможности наступления, а интересно было бы узнать, что бы выдал компьютер на вопрос о возможности успешно обороняться, в тех же условиях и при том же соотношении войск. Просто интересно, написал бы комп о необходимости ядерного удара? Но это уже – второй вопрос, а первый – почему не были исследованы возможности обеих сторон? Суворов, как разведчик, аналитик и исследователь, обязан был сделать это, но не сделал. По этой причине, пришлось поставить под вопрос и его утверждение об авантюризме Гитлера.

Итак, выше мы привели тот комплекс мероприятий, которые осуществляла красная армия до 22 июня 1941 года. Кроме грандиозности и оббъема мероприятий, больше никаких сложностей не просматривалось

Теперь возьмем противную сторону и посмотрим на то, в каких условиях она начала вторжение в совок. Для этого вспомним еще один миф о «Втором фронте, о котором так иронично рассуждали в совке. Тогда было принято рассуждать о том, что Второй фронт был открыт в июне (опять в июне!) 1944 года и началось все с высадки союзных войск в Нормандии.

Правда, еще в те времена возникал вопрос о том, с кем это в 1941 году воевал Роммель в Африке? Наверное, он там сражался с табунами диких верблюдов и скарабеев. Между прочим, Роммель был там не самым старшим офицером и во время битвы за Тобрук там присутствовал некто Паулюс, прикомандированный генштабом для координации действий итальянских и германских войск. На минуточку, именно во время конечной фазы развертывания войск для начала операции Барбаросса, шла рубка в Северной Африке, куда надо было обеспечить длинную и рискованную линию логистики. Эта драка никак не помешала Вермахту в подготовке Восточной кампании. Ну и для того, чтобы картина начала лета 1941 года была более емкой, немцы вели боевые действия с англичанами еще в Ираке и Сирии. Пусть это были не эпичные драки с миллионными войсками, но у совка не было и таких забот. Им не надо было думать о том, как доставить танки, боеприпасы и топливо на другую сторону Средиземного моря, где британский флот имел существенное преимущество.

https//i0.wp.com/defence-line.org/wp-content/uploads/2018/06/DepbJ__WkAEnKrO.jpg Но тут речь идет лишь о тех мероприятиях, которые Вермахт уже осуществлял параллельно с подготовкой вторжения в совок. А ведь операция «Морской Лев» действительно готовилась и на ее подготовку были выделены соответствующие силы и средства. На севере Франции отнюдь не к обороне готовились в 1941 году! Желающие могут самостоятельно найти данные о том, насколько далеко продвинулись эти мероприятия. Не правда ли, как-то уже не сильно похоже на то, что операция Барбаросса была актом отчаяния? Получается, что кроме привычных слуху групп армий «Север», «Центр» и «Юг», были группировки, которые реально воевали от Крита и Тобрука, до Ирака и Дамаска. Наверное, в этот момент смысл заклинания о войне на два фронта уже становится не таким очевидным? Но это еще не все, кто-то может вспомнить о том, что в это время делала группа армий «Д»? Наверное это окажется сюрпризом для многих, в том числе и для Виктора Суворова, но данная группировка формировалась еще для одного направления боевых действий, наверное – для третьего фронта.
Итак, местом ее базирования был избран город Бордо на юго-западе Франции, и его окрестности. В конце мая 1941 года, генштабом сухопутных войск Рейха, было закончено составление плана «Изабелла». Цель этого плана – захват Испании, Португалии и британского Гибралтара, с дальнейшим продвижением на Юг и оккупация французского порта Дакар, одновременно обустройство базы ВМФ на Канарских островах. Осуществление этой операции позволило бы контролировать западный вход в Средиземное море, что привело бы к необходимости вывода всего британского флота через Суэцкий канал, ибо тогда он оказался бы полностью изолированным. Между прочим, планом предусматривалось смещение диктатора Испании Франко и замена его на более лояльную Берлину, фигуру. Военные, включая Абвер уже начали к практической реализации начальной фазы операции, включая переброску войск и активизацию агентурной работы. Как известно, некто Коко Шанель, выполняла роль троянского коня и налаживала контакты в Испании с лицами, которые могли бы помочь в осуществлении этого плана.

Этот план был очень реалистичным и стратегически оправданным. Не зря войска США впервые прибыли на европейский ТВД именно через Марокко. То есть, примерно в то место, куда было нацелено направление основного удара германских войск, согласно плану «Изабелла». Кстати, произошло это в 1942 году, но это – не считалось в совке вторым фронтом.

То есть, одновременно планировалось и осуществлялось сразу несколько крупнейших стратегических планов. Барбаросса была грандиозной по масштабу одновременно участвующих в ней сил и средств, другие же операции были не менее грандиозными, но уже по своему размаху и удаленности театров военных действий. Все это – май-июнь 1941 года. Если в этом всем кто-то сможет рассмотреть испуганного Адика Гитлера и авантюрных немецких генштабистов, то автор завидует удивительно сильному зрению этих людей. Все делалось вполне осознанно, без спешки и принуждения.

Но самое интересное даже не это. Описание первых дней и недель германско-совковой войны перегружены штампами, которые просто невозможно омыть уже ничем. Так, все мы помним как «танковые клинья» рвали оборону и все такое. Теперь мы знаем, что совок располагал большим количеством танков и по своим тактико-техническим характеристикам они превосходили немецкие. Это значит, что планируя наступательную операцию, генштаб Вермахта просто обязан был собрать всю бронетехнику у границ совка, но что-то воевало в Северной Африке и туда шла логистика, в том числе и по восполнению потерь в танках, в частности – конвой № 28 привез в Триполи именно танки. И вот выясняется, что по личному распоряжению фюрера, для прикрытия Плоешти была передислоцирована сводная танковая дивизия! Напомним, Плоешти это – нефтепромыслы и нефтеперерабатывающие заводы. Так вот, именно накануне большой драки, туда ушли танки, которые так нужны для прорыва обороны. Внимательное изучение сводок германского генштаба, все время подкидывает необычные данные о том, что перед началом наступления, германская армия остро нуждалась в зенитных орудиях и их не хватало для прикрытия коммуникаций и узлов обороны, в тылу войск. Это потом 88 мм орудия расстреливали совковые танки, а перед 22 июня войска сигнализировали о недостаточном прикрытии войск с воздуха. И оказалось, что предпринимались довольно существенные действия по прикрытию направлений возможного удара красной армии! И при этом, без особой спешки и ажиотажа, подробно обсуждаются мероприятия, необходимые для обеспечения надежного блокирования окруженных совковых войск в окружении например – под Бялостоком. Еще не прозвучало ни одного выстрел, еще вполне допускалась возможность наступления совковой армии, а мероприятия по окружению и уничтожению окруженных войск, расписывались до самого малого движения

В общем, никакой гонки на опережение не наблюдалось. Единственный опасный момент, который обсуждался высшим командованием Вермахта, был промежуток времени с начала мая, по середину июня 1941 года. До мая германское командование было вполне готово к агрессия со стороны совка, но особой суеты не было, ибо чувствовалась уверенность в том, что и как делает совок. Указанные шесть недель были критичными потому, что прямо на передний край выдвигались войска первого эшелона, но дальше уже стояли войска третьего эшелона, на которые и возлагались обязанности обороны, в случае непредвиденного поведения совка. Примерно 14 июня развертывание было закончено и жребий, в виде сигнала «Дортмунд» был получен.

Из всего этого мы делаем несколько другой вывод, нежели Суворов. Германия действовала так, как это было предусмотрено их планами, а сами планы были намного более обширными, чем только война с совком. В Берлине довольно четко понимали, что за противник стоит перед ними и справедливо считали, что способны разбить его умением воевать, а не численность войск. Они не просто не боялись (по Суворову) нападения совка, а были готовы сыграть в такую же игру, которую навязывал совок, то есть сыграть на контратаке, так были готовы играть первым номером, что и случилось.

В общем, это было презрение противника, который завалил финские леса горами своих замерзших трупов, а себя немцы считали куда более умелыми воинами, чем финны. Просчет, допущенный высшим руководством Рейха был не в оценке силы противника, а в том, что исход войны решит участие или не участие в ней США, как это случилось и в Первой Мировой. Если бы Штаты не включились в драку и не сделали бы для совка вторую индустриализацию, то никаких «на Берлин» не было и в помине.

В июне 2014 года те же эшелоны и с той же армией, снова двинулись на Запад, но уже к нашим границам. Понятно, что уже другое время и другие обстоятельства, но исход двух больших войн решило участие Штатов на стороне союзников. Нет никаких причин полагать, что в этот раз будет как-то иначе.

Підписка на новини News UA на ваш Е-mail

Інші новини:






Loading...