загрузка...


Подводная лодка в степях Украины

Загрузка...
527461560.jpg (69.37 Kb)Британская разведка имеет один из самых длинных послужных списков и многие из ее методов работы стали каноническими. Начало Второй Мировой Войны, в частности, заслуга правительства Великобритании, которое полностью игнорировало данные собственной разведки. Но позже, когда ошибочность этого подхода стала очевидной, разведка отыграла свою роль в самом лучшем виде. Кстати, прохладное отношение к Путину и путинской РФ, которое демонстрирует Британия, в отличие от Германии или Франции, тоже основано на данных, предоставляемых разведкой.

В этой связи, интересны выводы, которые сделали британские специалисты на тех данных, которые удалось получить их разведке о легендарном танке Т-14 «Армата». Признавая тот факт, что создавая эту машину, россияне отказались об бесконечных модернизаций древних прототипов, они все же отметили две проблемы, которые неизбежно встают перед производителями. Коротко они звучат так: крайняя дороговизна и сложность, не соответствующая общему технологическому уровню российского ВПК.

Тут надо отметить следующее. До 2014 года, армии Франции и Германии, имели в районе 300-400 танков Леклерк и Леопард, соответственно. Это – тяжелые и дорогие машины, соответствующие автомобильному определению «полный фарш». Понятно, что вменяемая страна может себе позволить подобных дорогих игрушек лишь столько, сколько требует военная доктрина. Если не планируются масштабные наступательные операции, то и танков нужно столько, сколько оказалось у этих двух стран.

Другое дело – РФ. Всегда, когда там начинается милитаристский угар, поднимается вопрос о строительстве тысяч, а вернее – десятков тысяч танков и самолетов. В мирное время, такое количество необходимо только для подготовки большой наступательной войны. Именно так и случилось летом 1941 года, когда совок имел кратное преимущество по танкам и самолетам, перед Вермахтом и Люфтваффе. Немцы были в шоке от того, сколько железа им удалось захватить в первые две недели войны. Только тогда им стала понятна истинная картина угрозы, которую готовил совок и которую им удалось упредить.

В любом случае, англичане резонно замечают, что для замены всех российских танков на Арматы, их придется наклепать около двух тысяч, а учитывая стоимость каждого экземпляра, это займет либо десятилетия, либо ляжет непосильным бременем на экономику страны, в случае форсирования программы.

Кроме того, россияне никогда не создавали сложных систем вооружений совсем с нуля. Они либо брали за основу то, что есть у других, либо, как это было в конце Второй Мировой Войны, вытаскивали себе часть военного потенциала поверженной страны. Тогда удалось вывезти чертежи, готовые изделия, прототипы, отдельные узлы и агрегаты, технологическое оборудование и даже вполне живых конструкторов и инженеров, которые и стали той точкой опоры, которая двинула совковый ВПК настолько динамично, что этой инерции хватило до наших дней.

Вот и Армата стала солянкой из Меркавы, Леклерка и немного – Леопарда. Особенно это заметно в части систем активной защиты, прицельных комплексов и даже компоновки самой машины. То есть, за основу были взяты образцы вооружений следующего, относительно российских, поколения танков, а значит – более высокого технологического уровня. В этом случае, производитель вынужден самостоятельно выходить на этот новый уровень, а этот процесс – не однодневный и влечет за собой падение качества узлов и агрегатов изделия, что выливается в проблемы с его надежностью.

Нечто подобное проходили китайцы, когда начали производство собственных систем вооружений, опираясь на разработки современной техники ведущих оружейных стран. Наклепать-то они наклепали всякого железа, но его надежность оказалась катастрофически низкой. Это при том, что Китай успешно использует знания и опыт своих инженеров, отработавших на зарубежных предприятиях и получивших необходимые навыки работы в условиях новых технологий.

То же самое и с Арматой. Россияне решились построить дорогие и заведомо – не надежные танки в довольно большом количестве. Тут сработает что-то одно из двух, либо не хватит денег, либо качество изделий вызовет остановку проекта, как это случилось со знаменитым самолетом ФАК-ПА, которого решено сделать 12 штук и на том – все.

Однако это – не первый случай с большими, дорогими танками, избыточно напичканными технологическими новинками. Такое уже было и не раз, но один из таких случаев, заслуживает отдельного упоминания. В нем проигрывается все то, с чем сталкивалась как совковая, так и российская оборонка.

В общем, любое крупное изделие военного назначения не может появиться само по себе, оно является либо результатом прямого заказа военных, которые опираются на военную доктрину, под которую подведено финансирование, либо что-то такое, что создается в попытке предугадать развитие военной доктрины. То есть, это не новый аромат духов или инновационный рисунок дырок на джинсах, которые поясняют зизагами моды или что-то такое, в необходимости чего можно убедить покупателя.

То, что хотел или захотел совок, стало понятно в конце 20-х, и самом начале 30-х годов. Этому способствовало два обстоятельство, взаимно дополнившие друг друга. Первое и основное, товарищ Сталин закончил драку за дележку власти и утвердился на вершине совкового олимпа. На самом деле, драка была очень жесткой и был выигран лишь первый, хотя и основной ее раунд. Еще только предстояла полная зачистка от тех, кто составил конкуренцию Сталину у кормила власти и тех, кто поддерживал противника, но уже сложилась ситуация, при которой у вождя и учителя в руках оказались все силовые рычаги, которыми он мог манипулировать уже в рабочем порядке, что он и сделал позже.

Второй момент заключался в том, что совок и Германия, по итогам Первой Мировой Войны, оказались в положении изгоев. Германия хотела восстанавливать свою армию и военную промышленность, но не могла этого делать, обремененная условиями капитуляции. Совок тоже хотел наращивать свою мощь потому, что концепция мировой революции претерпела серьезные изменения. Если раньше считалось, что на смену капитализму придет социализм и коммунизм, как неизбежное следствие мировых общественно-политических и экономических процессов, то через десять лет после октябрьского переворота стала понятна ошибочность этой концепции. Собственно говоря, НЭП стал неким автографом под признанием ошибочности теории Маркса, утверждавшего естественность подобных процессов. Стало понятно, что самотоком никакого социализм и тем более – коммунизма не случится и революций никаких не будет, ибо в 1927 году были очевидцы событий десятилетней давности, которые точно знали, что никакой революции совершено не было, как не крути.

В общем, вместо самопроизвольной смены общественно-политических формаций, возникла теория их изменения в следствие большой войны, как это и произошло в совке. Без, большой драки, без истощения ресурсов и миллионов жертв, капитализм не рухнет и в конце концов, страна победившего пролетариата или вымрет в концлагере или перевешает коммунистов. В общем, нужна была большая война, которую надо начинать первыми. Для этого нужна большая армия наступательного формата.

В какой-то момент, в верхних властных эшелонах совка даже возникла жестокая дискуссия по поводу того, что должно стать основой наступательных сил, кавалерия или механизированные силы. Это сейчас все кажется очевидным, но не тогда. Вполне вероятно, что сам Сталин колебался в этом вопросе и ему помогли сами кавалеристы. Известен случай, когда во время очередного парада на красной площади, двое подвыпивших кавалеристов хорошенько вздули сталина за Мавзолеем. С тех пор он стал ненавидеть кавалерию и стал приверженцем тотальной механизации армии.

К тому времени, немецкие военные привозили единичные образцы своей военной техники на полигоны в совке, где обучали свой офицерский состав управлению и применению этой техники. В общем, на все это можно было посмотреть и пощупать своими руками, а потому – была сформирована концепция прорыва обороны противника силами бронетанковых соединений. Для этого был сформирован заказ на разработку именно танка прорыва эшелонированной обороны противника.

Считалось, что такой танк должен быть самодостаточным средством прорыва, имеющим средства борьбы с пехотой, артиллерией и авиацией противника. Он должен был противостоять бронебойным снарядам и давать высокую плотность огня для подавления огневых средств противника. В общем, такая машина должна была идти в лоб на батареи противника и уничтожать все перед собой и вокруг себя.

К тому времени совок, согласия Берлина, привлек немецких конструкторов и инженеров, для разработки прототипов новых танков. Тогда еще не стоял вопрос их серийного производства, а отрабатывалась концепция танка прорыва, который и должен был пойти в серию, но чуть позже. Параллельно прорабатывались планы начала индустриализации, поскольку немцы уже дали примерные расчеты того, как должна выглядеть промышленность, способная обеспечить нужные объемы выпуска военной продукции.

Между прочим, на совковых предприятиях, уже клепали прототипы будущих боевых машин, в том числе экспериментальные танки и самолеты. Кстати, те самые Юнкерсы, которые разбомбили у границы скопления совковых войск, впервые поднялись в небо с подмосковных аэродромов.

По вопросам создания танков работала группа специалистов, в состав которой входил и Эдварт Гроте. Он уже предлагал для РККА несколько своих концептов, но когда была четко сформулирована задач для танков так, как ее тогда видели руководители совка, он сваял машину, которая пугнула всех, кто о ней мог узнать.

Речь идет о монстре, ТГ-5, получивший индекс Т-42. Работы велись на базе Харьковского паровозного завода, как и спустя почти век, Армату ваяли на вагоностроительном заводе. В общем, речь шла о чем-то наподобие корабля или подлодки, в степях Украины. Общий вес это танка был свыше 100 тонн. На борту предусматривалось три пушки. Основная – 107 мм и две – 45 мм и пять пулеметов, в том числе и зенитных, для отражения атак с воздуха. Все это добро распределялось по 5 башням, а экипаж насчитывал около 10 человек. Энергетическая установка состояла из двух тепловозных двигателей, мощностью свыше 2 тыс. л/с, произведенных инженером Геккелем.

Для управления механизацией танка, были предусмотрены многочисленные сервоприводы, что было совершенно новым словом в технике. В итоге танк оказался слишком дорогим и очень сложным в изготовлении. Даже упоротый совок пришел к выводу о том, что подобного монстра он не сможет поставить в серию потому, что на него не хватит денег и нет специалистов, которые могли бы это выпускать серийно и самое главное, потом обслуживать такую сложную машину. В результате, была принята другая модель многобашенного танка – Т-35. Он-то и занял нишу танка прорыва, которую не удалось занять Т-42.

Однако сейчас в РФ более продвинутые государственные деятели и инженеры и они таки решили ввязаться в проект «Армата», с чем их можно только поздравить. Они проигнорировали невольное предупреждение Сталина, девяностолетней давности и теперь пусть пеняют лишь на себя.

Підписка на новини News UA на ваш Е-mail

Інші новини:






Loading...