загрузка...


Фашизм возвращается. И виноват в этом интернет

22.05.2018 - 23:24ІноЗМІАлександр Безфамильный 307
Загрузка...
oo5znnjc7q2cboyjqgxkf5e7im.jpg (.83 Kb)Американский историк Тимоти Снайдер в статье для The Washington Post проводит параллели между алгоритмами фашизма и социальных сетей и объясняет, как вырваться из онлайн-реальности

Некоторые американцы спрашивают: «А что не так с интернетом?». Другие спрашивают: «Может ли фашизм вернуться?» На самом деле это один и тот же вопрос.

Несмотря на все счастливые разговоры о связи между людьми, интернет так и не распространил свободу по всему миру. Наоборот – мир стал менее свободным, и отчасти благодаря всемирной паутине. В 2005 году, когда четверть человечества была онлайн, здравый смысл подсказывал: чем теснее связь, тем больше свободы. И в то время, как Марк Цукерберг говорил, что потребность в коммуникации является базовой, другими, более традиционными правами, с развитием интернета все больше пренебрегали. Согласно Freedom House, начиная с 2005-го, мир ежегодно делал шаг назад от демократии, и вперед – к авторитаризму. А 2017, когда интернет охватил более половины человечества, Freedom House назвал особенно катастрофическим. Молодежь, которая достигла совершеннолетия в эру интернета, меньше чем все предыдущие поколения заботится о демократии и все с большей симпатией относится к авторитарным идей.

И это также говорит о том, что интернет стал любимым оружием тех, кто желает установления авторитаризма. Российский президент и его ведущий пропагандист цитируют фашистского философа, который верил, что факты лишены смысла. В 2016-м российские боты распространяли в Twitter противоречивые сообщения, побуждая других голосовать за более выгодного для россиян кандидата в президенты, Дональда Трампа. Великобритания, которая за несколько месяцев до того решила покинуть ЕС, также находилась под влиянием ботов, которые действовали далеко за ее пределами. Немецкие демократические партии, напротив, решили не использовать ботов во время политической кампании. Только одна партия, праворадикальная «Альтернатива для Германии», отказалась от такой идеи. Так российские боты пригодились политикам во время последних выборов.

Демократия как метод управления возникла в трехмерном мире, где стороны можно легко идентифицировать физически, а знания о самом мире – обсудить и проверить. Современная демократия базируется на понятии «открытого пространства». Даже если всех граждан там больше не видно, а затем факты проверить вместе невозможно, существуют ученые и журналисты, которые совместными усилиями могут создать фон для дискуссии и дальнейших действий. Интернет размывает линию между частным и публичным, подстрекая других путать собственные желания с реальным положением вещей. Это типично для человека. И допуская мысль, что интернет сделает нас более или менее рациональными, мы упустили очевидную опасность: позволили нашим браузерам вести нас в мир, где все, что мы захотим, может стать реальностью.

Мы считаем компьютеры «своими» и представляем, что мы – наделены разумом, а они – наши инструменты. Вбивая запрос в поисковике или листая ленту новостей, мы взамен сталкиваемся с чем-то, что анализирует наши вкусы и представляет наиболее приемлемую для нас реальность. [...] Мы по привычке видим в искусственном интеллекте соперника нашего собственного интеллекта, который существует параллельно. И то, что происходит, скорее переплетается и, несмотря на свою не слишком разумную природу, делает нас глупыми.

Проходя знаменитый тест Тьюринга, в ходе которого компьютерная программа может убедить человека в том, что она тоже человек, скептические индивиды ставят трудные вопросы и анализируют ответы. Это наш идеал просветленного индивида, и с собственными компьютерами мы ведем себя несколько иначе. Вместо того, чтобы проверить то, как они мыслят, мы изначально признаем, что наша цель – чувствовать себя лучше. Говорят, что первая компьютерная программа, которую применили во время теста Тьюринга, наследовала поведение психоаналитиков. Так мы поменялись местами: люди больше не проверяют программы, а те, вместо того, нами манипулируют. Мы переходим на сайты, которые усиливают наши эмоции, вдохновляют или выводят из себя. Мы вовсе не задумываемся, какова цель всех этих программ: содержать нас в очереди, чтобы мы смогли просмотреть всю таргетированную рекламу – или, раз на то пошло, стали оружием в руках иностранцев, желающих нам зла.

Демократия зависима от истинной картинки: следовать не собственным импульсам, а идее автономной реальности, очевидной для всех. Именно это должно быть целью, которую, в конце концов, невозможно удовлетворить. Авторитаризм поднимает свою голову тогда, когда на эти цели уже никто не обращает внимания, а люди сливаются воедино с правдой, которую они хотят слышать. И тогда начинается политический спектакль, где выигрывают лучшие лидеры с самыми громкими мегафонами. И Трамп это очень хорошо понимает. Он провалился как бизнесмен, но как политик, преуспел – потому что понял, как вызвать у людей желание. С помощью современных технологий, Трамп невольно расширяет территорию фальшивой реальности, своими ежедневными твитами вызывая злость или восторг, а заодно размывая представления о едином мире фактов.

В фашизме ощущение – это все. Фашисты, которые действовали в 20-30-х, хотели отменить просветление и обращаться к людям, как к членам племени, расы, вида. На первое место становилась история о нас, которая впоследствии превращалась в политику конфликта или борьбы. Фашисты выдвигали идею о том, что миром правят заговорщики, чью мистическую власть следует разрушить силой. И достичь этого может лидер (фюрер, дуче), который прямо обращается к людям и от их имени – без посредничества законов и институтов. Тоталитаризм означает полное доминирование, без уважения частного и публичного.

С развитием киберпространства наша память о 20 века начала притупляться. Интернет возродил фашистские наклонности человеческого разума. Смартфоны и ленты заставили нас разбить свое внимание так, чтобы мы не могли думать без них. [...] А когда твое внимание захватили, лишенная клавиш невольная лента новостей начинает шлифовать то, что ты знаешь и любишь. В ходе исследований выяснили, что пользователи обычно верят, что знают больше, но в действительности они менее способны вспомнить то, что, по их мнению, они знают.

Фашистская психология интернета открывает очевидные политические возможности, а некоторые из них уже сегодня сознательно используют. Накануне американских выборов алгоритмы Facebook были направлены на то, чтобы выдавать вымышленное за действительное. С целью привлечь к миру "нас и их", эта и другие соцсети на полную использовали нашу привычку щелкать по кнопкам. Социальные и политические боты, среди которых немало россиян, использовали наше простодушие с целью углубить общественные трещины и распространить заговорщические теории. [...]

Конечно, Фашизм 2.0 отличается от оригинала. Традиционные фашисты хотели покорить и территории, и самих себя – а интернет хочет успокоить твою душу. Современные популисты хотят чтобы ты сел на диван – без разницы, разъяренный или радостный, – и остался сидеть на нем завороженный до конца дня. Они стремятся поляризовать население, убеждая, что их виртуальные враги за решеткой, а выходить на улицу и действовать в реальном мире нет необходимости. Вместо того, чтобы направлять на борьбу с такими базовыми проблемами, как материальное неравенство или иностранное вмешательство в демократические выборы, поляризация направляет американцев против других американцев, или скорее интернет-карикатур тех других американцев. Интернет создал ощущение «нас и их» внутри одной страны, заставил поверить, что мы участвуем в политике – которая одновременно руководствуется абсолютно ничем.

Таким же образом интернет можно использовать и для хороших целей. Например так, как это сделали в Украине или Египте, где местные активисты побудили людей выходить на протесты. [...] Важный момент: в таких случаях люди использовали интернет против него же самого, вытолкнув себя в реальный мир. Реакция таких лидеров, как Трамп или Путин, говорит сама за себя: они немедленно прозвали реальных митингующих проплаченными актерами или иностранными агентами, пытаясь затолкать человеческий мир обратно в фикцию. В эру интернета, обычная прогулка с незнакомцами кажется страшным политическим актом.

Наиболее волнующий признак, объединяющий Фашизм 1.0 и Фашизм 2.0 – это неподдельная популярность среди населения. Некоторые американцы хотят наказать Россию. Другие – Кремниевую долину. Оба желания можно понять. Оба желания логически обусловленные. Это мы сами, американцы, захотели быть обманутыми – в большей степени так же, как европейцы в 30-х. Почему тролли, боты и алгоритмы должны нас уважать, если мы не уважаем самих себя? Фашизм играет на одиночестве и простодушии. И это тот урок, который мы должны заучить, – но не от машин. Мы можем починить интернет, только объективно взглянув на самих себя.

Підписка на новини News UA на ваш Е-mail

Інші новини:






Loading...