загрузка...


Доминация любителей Путина: почему Кремль обостряет кризис в Молдове

10.01.2018 - 14:17 Думки Александр Безфамильный 468
Загрузка...
22643771-e3be-4e27-a65c-6c0cb29e7fd8_w1023_r1_s.jpg (146.17 Kb)Противостояние президента Молдовы Игоря Додона, 5 января вновь временно отстраненного от власти Конституционным судом за отказ утвердить закон о борьбе с иностранной (в первую очередь российской) пропагандой, и оппозиционного ему парламента набирает обороты. Прозападная коалиция парламентских партий, репутация которых в последнее время была изрядно подмочена коррупционными скандалами, твердо намерена окончательно лишить Додона, не скрывающего своего восхищения Владимиром Путиным, президентской власти. Однако сил и поддержки населения у противников Додона катастрофически не хватает – в то время как на президента Молдовы, по словам его критиков, вовсю трудится вся информационно-пропагандистская машина Кремля.

В Кишиневе у Дома правительства и всех государственных зданий дежурят усиленные полицейские патрули. Новый виток кризиса может быстро обернуться очередными для Молдовы за последние годы многотысячными митингами и протестами. На ноябрь 2018 года в Республике Молдова намечено главное политическое событие года – парламентские выборы, которые на фоне текущих событий могут либо не состояться вовсе, либо быть перенесены, либо пройти досрочно.

Если выборы все-таки состоятся, то они пройдут по новой смешанной системе, критикуемой Европейским союзом, с которым у Молдовы с 2014 года существует Соглашение об ассоциации – и которое Игорь Додон мечтает отменить. Поддерживает нынешнего главу Республики Молдова, по результатам последних опросов, почти 50 процентов населения. Главный противник президента, имеющая большинство в парламенте (61 мандат) Демократическая партия Молдовы, руководимая олигархом Владом Плахотнюком. До выборов Плахотнюк надеется сделать все возможное, чтобы лишить Додона всех полномочий.

Конституция Молдовы серьезно ограничивает права президента страны. Например, он может налагать вето на принятый парламентом закон только один раз. После этого парламент может повторно принять закон, и президент не вправе вновь его отклонить. К середине декабря 2017 года парламент повторно принял 12 таких законопроектов. С самого начала своего президентства Игорь Додон в принципе столкнулся с тем, что его указы не всегда исполнялись подчиненными, которые иногда действовали вопреки его прямым запретам.

17 октября 2017 года Конституционный суд Молдовы временно отстранил Додона за "неспособность исполнения своих обязанностей", а именно – за повторный отказ назначить министром обороны Евгения Стурзу, выдвинутого премьер-министром Павлом Филипом. Временно исполняющим обязанности президента тогда был назначен спикер парламента Андриан Канду. 2 января 2018 года полномочия Додона были опять временно приостановлены по решению Конституционного суда – из-за того, что президент дважды отклонил кандидатуры семи членов правительства, предложенные премьер-министром.

В частности, бывшего премьера Юрия Лянкэ Додон не счел достойным должности вице-премьера по европейской интеграции, а еще один экс-премьер, Кирилл Габурич, не устроил Додона в качестве будущего министра экономики. Обоих этих политиков молдавские журналисты считают прямо причастными к так называемой "краже века", когда в 2015 году из крупнейших банков Молдовы в офшоры был выведен миллиард евро. Когда это преступление вскрылось, на улицы Кишинева вышли десятки тысяч протестующих. Два подряд правительства были вынуждены уйти в отставку, а бывший премьер-министр Владимир Филат, возглавлявший тогда правившую Либерал-демократическую партию, преемницей которой стала нынешняя Демократическая партия, был признан виновным в соучастии в краже денег из банковской системы Молдовы и приговорен к 9 годам тюрьмы.

5 января этого года Игорь Додон был временно отстранен от власти из-за того, что он дважды отказался подписать Закон о борьбе с иностранной пропагандой, принятый парламентом в конце 2017 года. Этот документ запрещает трансляцию программ телевидения и радио с информационным, информационно-аналитическим, военным или политическим содержанием, произведенных в странах, не ратифицировавших Европейскую конвенцию о трансграничном телевидении. По мнению Додона, такой закон нарушает свободу слова и право граждан на получение информации.

Однако Конституционный суд пришел к выводу, что "президент сознательно отказался от выполнения своих конституционных обязанностей", и разрешил заблокировать все российские теле- и радиопрограммы в обход Додона. Временно исполняет обязанности главы государства для утверждения этого документа вновь спикер парламента Андриан Канду, а также премьер-министр Павел Филип.

О нынешнем кризисе и о столкновении двух геополитических ориентаций Молдовы – на Россию и на Евросоюз – в интервью Радио Свобода рассуждает бывший депутат молдавского парламента, председатель Ассоциации политологов Республики Молдова Оазу Нантой:

​– Вмешательство Кремля в политическую жизнь всех своих соседей, США, государств Европы, вообще многих стран мира – это одна из самых обсуждаемых тем в последний год. Все происходящее в Молдове сейчас густо замешано на этой же теме и на соответствующих обвинениях в адрес президента?

– Когда мы говорим о постсоветском пространстве, мы должны разделить его на балтийские страны, которые вернулись в лоно европейской цивилизации, и такие государства, как Республика Молдова, которые застряли где-то на половине дороги из-за коррумпированности и некомпетентности своих политических элит. Однако мы не можем отрицать и тот факт, что политики, главы государств, которых мы критикуем, все-таки избраны демократическим путем. И Владимир Воронин в прошлом, и Игорь Додон цинично эксплуатируют советскую ностальгию того социального сегмента, который не сумел адаптироваться к новым вызовам времени. И который легко манипулируем всеми понятиями российской пропаганды, которые перенимаются местечковыми политическими спекулянтами.

Говоря о вмешательстве России во внутренние дела Молдовы, я могу вспомнить, например, 22 марта 2015 года, когда состоялись выборы башкана, главы местной администрации в Гагаузской автономии. Это было разнузданное, совершенно циничное и беспредельное вмешательство со стороны Российской Федерации в нашу политику. Москва навязала жителям автономии Ирину Влах в качестве башкана, и она победила уже в первом туре. Как я сказал, когда меня пригласили на местное телевидение: "Вам казалось – вы выбирали. А в действительности вас изнасиловали!" Но с другой стороны, наши избиратели, их определенный сегмент, легко поддаются на эту манипуляцию.

– Сильно ли ощущается сейчас российское информационное влияние в молдавском обществе? С учетом болезненного соседства с Приднестровьем, с учетом взгляда на происходящее в соседней Украине – отношения с Россией, опасения, связанные с Россией, или, наоборот, надежды на Россию части общества, это вообще ежедневная тема для обсуждения на кухнях и на улицах? Или Москва и все, с ней связанное, для большинства молдаван первостепенной темой не является?

– После начала драматических событий в Украине, аннексии Крыма и российской агрессии в Донбассе в молдавском обществе, конечно, вспыхнули опасения, что подобный сценарий может распространиться и на территорию Молдовы. Если называть вещи своими именами, то в Молдове были прямые попытки инициировать проекты, которые являлись составной частью кремлевского плана "Новороссия". Долго пересказывать их суть, но они были. И так как проект "Новороссия" провалился, то эти опасения в молдавском обществе не то чтобы сошли на нет, но отошли на второй план.

Но 13 ноября 2016 года за Игоря Додона проголосовало пусть относительное, но большинство граждан Молдовы. Это люди, которые с удовольствием смотрят на Путина, может быть, даже не осознавая того сами, и являются благодатным материалом для российской пропаганды. Они воспринимают Кремль как нечто всегда позитивное. Ничего конкретно хорошего они о России сказать не могут, особенно если сравнивать ее с Евросоюзом, с развитием социальной сферы и правовых институтов, с уровнем доходов и бизнеса и так далее. Но это именно некритическое отношение, оно существует. Тут еще следует отметить и роль Русской православной церкви, которая льет воду на ту же мельницу. На сентябрь этого года объявлен визит патриарха Кирилла в Кишинев, и не надо быть большим политологом, чтобы понять, что это будет специальная поездка в поддержку Игоря Додона.

Наше общество глубоко расколото. Те, кто голосуют некритически, за так называемых "левых" политиков, люди, для которых Путин – это "ихнее все", они, к сожалению, доминируют. Особенно если учесть, что исход граждан из Республики Молдова принимает опасные пропорции. Уезжают из страны молодые, конкурентоспособные – остаются старые, беспомощные и деградировавшие.

– А на сколько еще может, по вашим оценкам, затянуться эта игра в "кошки-мышки" между Додоном и парламентской оппозицией? Боюсь, что всем, кто смотрит на происходящее со стороны, в том числе из ЕС, иностранным политикам, кажется, что политическая жизнь в Молдове превращается в цирк-шапито.

– Если вообразить игру на фортепиано, на котором господин Владимир Плахотнюк и господин Игорь Додон исполняют партию в четыре руки, то один в этой ситуации изображает пропутинского политика, другой – проевропейского. Но мне кажется, что даже очень краткая ретроспектива, скажем, в тот же октябрь 2015 года, когда было отправлено в отставку последнее правительство председателя Либерально-демократической партии Владимира Филата, его арест, показывает нам вот что: мы видели многократно, что Игорь Додон является послушным инструментом, а даже не партнером Влада Плахотнюка. Последний пример – это голосование за смешанную избирательную систему по указанию Плахотнюка, так, как это было ему выгодно. Поэтому я утверждаю, что Игорь Додон находится в полном подчинении Влада Плахотнюка. При этом я не исключаю, что между ними все-таки существует негласное соперничество в перспективе парламентских выборов. Они, вообще-то, исполняют партию в четыре руки, но каждый стремится получить большинство по итогам парламентских выборов.

Что будет через год – сказать сегодня очень трудно, потому что социологические опросы применимы к пропорциональной системе в избирательном процессе. А когда половина парламента избирается по одномандатным округам, включаются уже совсем другие инструменты влияния на общество – это и административный ресурс, и запугивание, и шантаж, и подкуп избирателей. Поэтому у нас оппозиция и протестует против этой избирательной системы. Венецианская комиссия достаточно внятно не рекомендовала ее применять, Европейский союз, ведущие европейские политики критиковали руководство Молдовы. Могу еще отметить, что Игорь Додон во время своих многочисленных поездок в Москву усиленно подчеркивает, что после парламентских выборов, когда у него будет большинство, он, наконец, исполнит все свои обязательства перед Владимиром Путиным. Я даже не хочу себе представлять такую картину! Потому что в стране случится революция. Если и не Майдан по типу киевского, то по крайней мере что-то очень опасное.

– Игорь Додон только что на встрече с послом России заявил, что желает полной перезагрузки отношений Кишинева и Москвы, в самую лучшую сторону. Это заявление сейчас цитируют российские СМИ. При этом что такое жизнь в Западной Европе, в ЕС, я думаю, большая часть молдаван знает очень хорошо, с учетом масштабов экономическо-трудовой миграции из страны. В связи со всем этим: внутри оппозиционного лагеря, среди его сторонников, не наступает ли полное разочарование, усталость от бесплодных попыток стать полноценной европейской страной?

– Это не были попытки, а лишь их имитация. В скором времени после того, как были сформированы наши так называемые "проевропейские коалиции", после досрочных выборов 2009-2010 годов, выплыла на поверхность очень неприятная картина: наши "проевропейские" политики, как заурядные провинциальные бандиты, поделили между собой контроль над структурами государства, над прокуратурой, судебной системой, Центром по борьбе с коррупцией. И сегодня Молдову достаточно уверенно можно назвать "несостоятельным государством". Политики, которые монополизировали право на проевропейские лозунги, вели себя так, что у значительной части населения европейская перспектива идентифицируется с их коррупцией и их скандалами.

При этом последний социологический опрос о публичных политиках, пользующихся наибольшим доверием, все-таки демонстрирует, что баланс начинает выравниваться и сторонников европейской перспективы стало чуть больше. Мы прекрасно понимаем, что сегодня говорить о вступлении Молдовы в Евросоюз – абсолютно несерьезно и безответственно. Но тем не менее, этот процент растет на фоне количества людей, которые почему-то видят свое будущее счастье в кремлевском Евразийском союзе. Как будто они не смотрят на географические карты и не видят событий в Украине и всего, что с ней связано. Но пока у нас, когда политик кричит, что он "проевропейский", это еще ничего не значит. И когда те же политики опять контролируют прокуратуру, судебную систему, массмедиа, это ничего общего с Европейским союзом не имеет. Поэтому ситуация в Молдове такая размытая.

– Недавние дебаты насчет того, какой язык считать государственным в стране, молдавский или румынский, были показательными для общей оценки состояния умов?

– Здесь не о состоянии умов следует рассуждать, а скорее о состоянии безмозглости! По той простой причине, что Советский Союз еще во времена Сталина проводил тезис о существовании отдельной молдавской, а не румынской нации, которая говорит на молдавском, а не румынском языке. И последствия этой сталинской политики до сих пор цинично эксплуатируются некоторыми нашими местными политиками. Потому что для того, чтобы прийти во власть, люди не работают над консолидацией общества на основе гражданства, а старательно культивируют те линии раскола, которые мы унаследовали от советского прошлого. Все эти очередные раунды дрязг и ловких спекуляций на тему того, как называется наш язык, всегда появляются на первом плане, когда нужно отвлечь внимание народа от очередного воровства.

В Австралии нет австралийского языка, равно как и в США – американского, и в Австрии официальным языком является немецкий! На нашем общем пространстве существует единый литературный румынский язык. А тот прискорбный факт, например, что у нас сегодня в парламенте осуществляется синхронный перевод на язык страны, которая незаконно оккупирует часть нашей территории, то есть на русский язык, для депутатов, которые не знают официального языка государства, которым они вроде как управляют, всего лишь говорит о степени общего кризиса в Республике Молдова, – говорит политолог Оазу Нантой.

Підписка на новини News UA на ваш Е-mail

Інші новини:






Loading...