Лемура вам на воротник. О Зеленском, Мадагаскаре и продаже земли

Loading...

Невозможность продать пай – часть грандиозной лжи, согласно которой земля принадлежит крестьянам. Затягивание моратория на продажу сельхозземель – умножение лжи на цинизм

Обсуждение рынка земли сельхозназначения выходит на новый уровень - на майдан и в обширные просторы соцсетей, перерастает в хайп и холивар. Приятно, что проблема сельского хозяйства стала тревожить психологов, переводчиков, офис-менеджеров, веб-разработчкив, ейчаров, менеджеров по продажам и телеведущих. Без иронии. Это на самом деле хорошо: думать о том, что тебя кормит, - это ответственно и правильно. Но вот что интересно: куда ни кинь взгляд - везде Мадагаскар. И только у самых продвинутых - еще и Судан.

В то, что Украина - не Россия, мы, с трудом и войной, но уверовали. А вот в том, что Украина - не Мадагаскар (а также не Судан), мы, судя по всему, сомневаемся.

Я, как и большинство из нас, не специалист в рынке земли. Но если министру сельского хозяйства можно писать о книгах, которые не нужно читать, то и мне о моратории на продажу земли - не зазорно.

Моя точка зрения, конечно, очень ограниченная и во всех смыслах слова приземленная. Дело в том, что я каждый день хожу по этой самой земле сельхозназначения, каждый день я наблюдаю за тем, что на ней происходит. Я вижу, как на наших скромных глинистых нивах совершают завоевания инвазивные культуры - мелкая ромашка, гигантский борщевник Сосновского, а с прошлого года - амброзия. Как поднимается на заброшенных паях лес - сначала наползает ежевичник, потом вырастают тонкие осинки и вербы, а когда они крепнут, пробиваются сквозь траву первые дубки.

А еще я наблюдаю за теми, кому это земля принадлежит. Вернее - будем честными - не принадлежит.

Например, пани Ганя, которая показала мне воочию то, о чем я читала - с огромной скукой - в школьной хрестоматии по украинской литературе. "Соняшники" Гончара, если не ошибаюсь - "о красе человека труда". Там, если помните, художник никак не мог запечатлеть образ героини труда - некрасивой женщины-колхозницы, пока не увидел ее в деле - на поле подсолнухов. Я тоже никогда не думала, что работа на земле может быть прекрасной - она тяжелая, грубая, отупляющая и почти всегда презираемая. Но однажды я увидела пани Ганю на огороде - она ходила, босая, между грядками, и щедро рассеивала из подола семена укропа. Ее лицо светилось, и голубое небо казалось нимбом вокруг ее головы, повязанной дешевой ситцевой косынкой.

С тех пор она потеряла мужа, продала корову - когда сильно заболела и было так плохо, что помирать собралась. Теперь на свой пай она выходит два раза в год - чтобы сжечь траву и пустить слезу над тем, что "земля пропадает". Она разделяет мнение о том, что жечь траву - отвратительная практика. Но нельзя же, чтобы все вот так просто зарастало. А пахать-то некому и косить некому...

Пай пани Гани пока выглядит вполне прилично - заросшая бурьяном полоса земли. На двух соседних паях уже поднялся подлесок. Когда-то люди отвоевали землю у леса, теперь лес пошел в контрнаступление. Те, кому эта земля принадлежала, в большинстве своем сами уже земля.

Земля тех, кто умер, - выморочные паи - пребывают в юридическом нигде. Они буквально ничьи. Наследников либо нет, либо они давно уехали из села, и эта земля им просто не нужна. Если бы ее можно было продать, возможно, ее ценили бы, а так... Смысл на нотариуса тратиться? Да еще, небось, и налог заплатить. Платить - плати, а продать - зась. Кому оно нужно, такое имущество?

Вот и стоит пустырем. По скромным подсчетам, в Украине такой ничейной земли - около 20%. Ею невозможно пользоваться законно - сдавать в аренду, например.

Впрочем, когда в ОТГ точно знают, где ничейное, они с чистым сердцем и непустыми руками пускают туда арендаторов. В лучшем случае - солидную агрофирму хотя бы районного масштаба. Но, скорее всего, это будет какая-нибудь полутемная компания, которая зальет землю раундапом, высеет сою, а потом осенью даже не станет ее собирать, потому что лето выдалось засушливым, местная почва - неподходящей, кузька - агрессивной, а цена на сою до осени упала вдвое - в общем, дизеля больше спалишь.

Увы, даже если открыть рынок земли уже завтра, ситуация изменится не сильно и не скоро. Паи, которыми владеют крестьяне, - это узкие полоски земли, поля порезаны, как лапша. И все полосы подряд - так, чтобы вышло приличное поле, на которое есть смысл выводить тяжелую технику - запросто не скупишь. Не каждый продаст, не всех владельцев и найдешь - кто на заработках, кто к детям в город переехал, кто вообще уже лет двадцать в Уренгое сидит, а ты этот Уренгой сначала на карте найди.

Вот поэтому и мораторий - пока не вымрут те, кто этой землей владеет и кто мог бы ее продать или хотя бы помешать захватить. И тогда ее можно будет взять сразу всю, оптом, не морочась с тем, чья полоска справа, чья слева, и как десяток хозяев уговорить продать, да так, чтобы еще и цену высоко не задрали. Я понимаю тех, кто лоббирует такой вариант развития событий, - это было бы очень удобно. Для них. Но так откровенно запретить владельцам продавать то, что им принадлежит, и ждать, пока эти владельцы помрут, чтобы забрать их имущество бесплатно - это не просто нарушение прав. Это цинизм.

Пока вы рассматриваете "кейсы Мадагаскара", я смотрю на пани Ганю. Она получила эту полоску - от полузаросшего проселка до лесистого яра - в результате раздела колхозных земель в качестве платы за многолетний рабский труд. Но ее обманули. Все, что она получила, - землю в пользование, а не в собственность. Если ты не можешь продать - значит, это тебе не принадлежит. Даже горбачевские шесть соток, которые выдавали советским инженерам - чтобы не сдохли с голоду и не потонули в маразме после развала никому больше не нужных "ящиков", - принадлежали их владельцам и продавались ими направо и налево. А колхозников просто обманули, как обманывали уже неоднократно лозунгом "землю - крестьянам". Шиш им, а не землю. Они ж тупые, продадут за бесценок, и будем мы тут все, как лемуры на Мадагаскаре...

Да, продадут (если кто-то купит). И, вполне возможно, за бесценок. Это уж им решать - как, кому и за сколько. Их крокодил - как хотят, так и меряют. Вот и пани Ганя, я уверена, продешевит. А деньги или отдаст детям-внукам, или под подушку сложит - "на похороны". Но это ее земля и ее право. И не вам, не мне, не Зеле, не майдану в Киеве ее этого права лишать.

Невозможность продать пай - часть грандиозной лжи, согласно которой земля принадлежит крестьянам. Затягивание моратория на продажу сельхозземель - умножение лжи на цинизм.

И, наконец, о любимом. Просветите меня, темную селючку: почему именно Мадагаскар? Не Польша, не Чехия, не Венгрия, не масса других стран, в которых рынок земли существует и никому не мешает? Именно, понимаешь, Мадагаскар, где баобабы, лемуры и пингвины из мультика. Ах, там ужас-ужас: всю землю отдали каким-то иностранным капиталистам, леса вырубили, лемуров пустили на воротники, а народ остался голый-босый, работает за бесценок на китайцев с корейцами и живет впроголодь!

Обожаю такие кейсы. Потому что, во-первых, вырубка лесов не имеет никакого отношения к рынку земли. Лесное хозяйство и сельское хозяйство - это две разные категории земли. Вырубить леса и перевести землю под ними, находящуюся в госсобственности, в сельхозрезерв, может только государство. Так что вырубка баобабов и несчастная судьба лемуров - результат коррупции во власти Мадагаскара, а не того, что там есть рынок земли. Это во-вторых. Коррупция - вот проблема, а не то, что крестьянин сможет продать свой пай какому-нибудь клятому капиталисту, который потом еще и заставит этого бедного крестьянина работать на себя за бесценок.

Весь этот так называемый кейс сводится к одному: давайте мы им просто запретим. Запретим этим тупым, забитым лемурам продавать их баобабы. Ну и что, что они - их? Они тупые и забитые, они продадут за бесценок зарубежным хапугам. А мы, наоборот, умные и ловкие: мы введем мораторий, подождем, пока лемуры издохнут, и заберем их баобабы совершенно безвозмездно, то есть даром.

Вот так выглядит мораторий на продажу земли на уровне этой земли - как попытка в очередной раз обобрать "тупых селюков", прикрываясь высокими национальными интересами. Обобрать самим, не дав этим селюкам ни копья с их собственной земли, прикрываясь высокими соображениями о том, чтобы их не обобрали другие, дав им "бесценок". Это наши лемуры - нам их и стричь.

Я понимаю, что не из-за лемуров хайп. И даже не из-за их баобабов. А потому что Зе. Под "протест против Зе" теперь что угодно можно протянуть. У меня нет ни одной симпатии к Зе. Но это не повод превращаться в баобаб.


Створити і обговорити тему на форумі >>>



Інші новини: