УКР/РУС
   



Мифы советской пропаганды о начале Великой Отечественной войне

detail_a6280f41a650be19ebd0717c78b14b47.jpg (67.47 Kb)
Ілюстративне фото
22 июня 1941 началось вторжение войск Третьего Рейха в СССР. На Восточном фронте Второй мировой начались активные боевые действия. Немецкая артиллерия и авиация нанесли массовый удар по советским войскам. За несколько часов под бомбежку попали все города в западных областях СССР, Киев, Одесса, Севастополь, Минск. Советская армия не смогла сдержать нацистов и начала отступать.

«Дата 22 июня 1941 — это один из крупнейших мифов в истории. Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 с нападения Германии на Польшу, — говорит историк Александр Бабич. — К 1941 году Советский Союз уже вел войну против Финляндии, захватил восточную часть Польского государства, на которой проживали белорусы и украинцы. Но советской пропаганде нужно было показать, что это были не войны, а «помощь труженикам братских народов». Для этого придумали миф о Великой Отечественной войне, которая началась 22 июня в 4 часа».

Как пропаганда изображала отношения Советского Союза и Третьего Рейха к войне?

— В советской пропаганде нацистов всегда показывали, как нацистов. Гитлер после его прихода к власти сразу стал отрицательным персонажем. После подписанного в 1939 году пакта Молотова-Риббентропа риторика изменилась. Страны стали союзниками. Советская власть поддерживает Третий рейх во всех военных и политических акция. В тогдашних газетах можно увидеть, как Адольф Гитлер и Иосиф Сталин поздравляют друг друга с днем ​​рождения. Желают крепкой дружбы между народами.

Проблемы начинаются осенью 1940 года. Фюрер не может победить Англию. Перед этим Гитлер и Сталин поделили мир и Великобритания должна была стать частью Третьего Рейха. Кремль хотел забрать выход на Балканы. Черное может должно было стать внутренним озером СССР. Хотели выйти на Ближний Восток, где нефть. Гитлер тогда сказал, что вы очень много хотите. И министр иностранных дел СССР Молотов настаивал, что почему бы и нет. На это Гитлер ответил, что его войска хотя бы воюют, а советские только в Финландии отметились. Союзники начали конфликт. Остается риторика о дружбе, но обе стороны начали составлять планы наступления. Германия формирует план «Барбаросса» о нападении на СССР. Советский генштаб составляет 12-13 документов с рассмотрением возможности наступления.

Знали в Кремле о планах нападения?

— В современном архиве СБУ есть много документов, свидетельствующих о том, что в СССР знали о возможности нападения. Пограничники предупреждали о том, что с той стороны Западного Буга собираются войска Вермахта. Польские железнодорожники сообщали, что они перевозят большое количество танков. На одном из донесений Сталин написал «Пошлите своего информатора в задницу».

Но ни в одном документе нет конкретики. Нигде не указано, что наступление состоится 22 июня в четыре часа. Директиву о приведении войск в полную боевую готовность прислали командующим в два ночи 22 июня. Почему Сталин не реагировал на информацию о возможном нападении Германии? Я думаю, что он надеялся начать войну первым. Не хотел подталкивать Гитлера на начало боевых действий. И Гитлер, и Сталин не понимали, какую силу имеет их противник. Гитлер был уверен в качестве своих войск, а Сталин в количестве своих. СССР имел в 5 раз преимущество по самолетам и танкам.

Как началось завоевание Украины?

— Оккупация началась вдоль всей границы. Главной была группа армий «Центр», наступавшей на Беларусь. На Украину шла группа армий «Юг», которую поддерживали венгерские и румынские войска. После захвата Киева эта группа должна была идти на Кавказ, чтобы захватить нефть. К концу лета немцы должны были выйти на линию Архангельск-Астрахань. Немцы сделали бы это, если бы советских дивизий было не было так много. Гусеницы немецких танков устали перемалывать тела солдат.

Каким образом в Германии объясняли нападение на СССР?

— Немецкая пропаганда всегда утверждала, что самое худшее — это евреи и большевики. Они придумали термин «жидобольшевизм». Немецкому народу не трудно было продолжать риторику, что мы идем уничтожать «мировое еврейское нашествие» и большевиков. Рядовые немцы знали о ГУЛАГе. Они думали, что большевики — это монстры. Когда был договор, немцам объясняли, что мы не должны воевать на два фронта. Говорили, что это перемирие на время уничтожения Великобритании. 22 июня для немцев — просто продолжение войны.

Советских войск было больше. В чем причина их поражения первого периода войны?

— 3 июля Сталин прочитал речь, которую потом повторяли газеты. Он заявил, что немецкая армия, без объявления войны, вероломно напала. И поэтому у нас будто бы сейчас есть некоторые проблемы. Армия была в стадии развертывания. Она не была готова ни к наступлению, ни к обороне. Половина войска только подходила к границе. У солдат был низкий уровень подготовки. Они не имели мотивации.

Советская армия была крестьянской. Многие считали, что немцы освободят от советской власти, которая принесла коллективизацию и Голодомор. Даже в российском Смоленске Вермахт встречали с хлебом и солью. Советские руководители были растеряны. Они не могли быстро принимать решения. Руководители органов НКВД и ВКП (б) на местах не хотели рисковать. Земли Западной Украины и Западной Белоруссии до сих пор воспринимали как часть Польши. Советские солдаты на Волыни или в Галичине не хотели их защищать. Все эти факторы вместе привели к катастрофическим последствиям в первый период Великой Отечественной войны.

Как объясняли поражение тогда?

— Пропаганда утверждала, что немецкая армия была гораздо мощнее. Мы отступали, потому что на нас будто бы напал очень сильный враг. В Кремле понимали, что война будет, нужно было готовить оборону. Советское вооружение было не хуже, а в некоторых случаях и лучше, чем немецкое. Особенно это касается танков. Нам часто показывали немецких солдат с автоматами, шмайсерами. А наши бедные солдаты с винтовками. На самом деле немецких автоматов МП-40 было очень мало. Основным оружием пехоты была винтовка Маузер-98. Немецкая армия в начале нападения на СССР имела 750 тысяч голов лошадей. Артиллерию возили маленькие лошадки. Но нужно было показать немцев сильными, чтобы объяснить, как они за 2 недели прошли более чем в ходе оккупации Франции.

Какие мифы возникали для подкрепления этих утверждений?

— Самым известным является Брестская крепость. Нам всегда говорили, что несколько десятков пограничников засели в бастионе и месяц сдерживали немецкую дивизию. Если начать разбирать эту историю, то получается, что в Брестской крепости было две неполные стрелковые дивизии. Они туда сдуру и свои семьи запихнули — женщин и детей. В крепость трудно войти, но и трудно выйти. Она стояла на берегу реки. Люди не могли бы из нее выйти. Поэтому и отбивались.

Мифом является история о 28 панфиловцев, которые будто бы обороняли подступы к Москве в 1941 году и все погибли в боях. Потом оказалось, что их было больше. Многие из награжденных посмертно оказывались живыми.

Как нужно будет относиться до 22 июня в будущем?

— Сейчас 22 июня считается днем ​​скорби по погибшим. Пусть оно так и остается. Стране нужно дать время в пять лет. 20 июня я читал лекцию о начале советско-немецкой войны. Затем мы шли домой вместе с 18-летним сыном и пожилой подругой. Она спросила у моего сына, что для него 22 июня. Он ответил, что эта дата для него ничего не значит. Он не слышал песни «22 июля, ровно в четыре часа», не видел советских фильмов, где герои сначала целуются вечером, а потом начинается война. Если у нас будет одно поколение детей, которые учатся по общим учебниками и им ни разу не перекрутят идею, что война началась 1 сентября 1939, то в дальнейшем в Украине будут понимать историю именно так.

НОВИНИ UA
Коментувати


Інші новини: