УКР/РУС
          



Внешнее влияние или внутреннее потребление?


В вопросе судов Зеленский решил дальше не изображать себя реформатора, а законсервировать текущее положение вещей.

Об этом говорит поданный президентом проект судебной реформы. Судебная система в Украине – государство в государстве. Вещь в себе. Особая привилегированная каста. Делать из нее независимую ветвь власти, мощный незыблемый институт правосудия, гарант верховенства права, как это предусмотрено, неподъемный, токсичный и опасный труд. Проще понять и простить. В обмен на лояльность и подконтрольность.

Опять конфликт внешнего и внутреннего управления. Конфликт ужасного с чудовищным. Соросята хотят, чтобы условные шевки аджунеры с томашами фиалами, аки Лукашенко, перетряхивали состав Высшего совета правосудия и формировали Высшую квалификационную комиссию судей. У Зеленского уже поняли, что не смогут выстроить новую систему, нет ни сил, ни желания, ни умений, и ставку надо делать на старое проверенное зло. На схемы, на непрозрачность, на решалово а-ля даже не Грановский, а Кивалов и Портнов.

Единственное, что беспокоит Офис – это остановка кредитования МВФ, которую в ответ может устроить Запад. Но как-то пропетляем, привычно анализируют в Офисе президента.

После Майдана общество ждало нового честного суда. В 2014-2015 вышло два закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине» и «Об обеспечении права на справедливый суд», целью которых было очищение системы от судей Майдана и от судей, чьи доходы не соответствуют расходам. В 2016-м была запущена судебная реформа, которая отстраняла Раду от назначения судей, сокращала судебную систему до 3 уровней и допускала к квалификационной оценке судей представителей общественных организаций. Добропорядочность судьи была вписана в Конституцию. Однако главное, чего ждало общество – очищение судебной системы от одиозных судей, достигнуто не было.

Более того, эти одиозные судьи (например, легендарные мультимиллионеры Павел Гречковский и Алексей Маловацкий) попали в новосозданный орган – Высший совет правосудия (ВСП), который получил доминирующие полномочия в вопросе назначения и увольнения судей и в Высшую квалификационную комиссию судей (ВККС), которая занималась отбором судей. Общество вроде и держало руку на пульсе реформы через Общественный совет добропорядочности, однако значительная часть забракованных ими кандидатов была поддержана ВККС и ВСП и получила новые места (44 недобропорядочных судьи) в новый Верховный суд. Или усидела на своих должностях, как Павел Вовк.

Старая система понесла потери, но в целом сохранила себя. Новым ее оплотом стал ВСП, который действовал в лучших традициях времен Януковича. Например, отказался отстранить и привлечь к ответственности судью Вовка после того, как были обнародованы записи НАБУ в ОАСК, на которых Вовк рассказывал о планах установления контроля над ВККС и в целом вел речи, мало совместимые со статусом добропорядочного судьи. ВСП встал на защиту еще одного знакового персонажа – судьи Аблова (дело рюкзаков, дела активистов Майдана и т.д.) и отменил решение о его отстранении.

ВСП ведет себя агрессивно-консервативно. Не рассматривает жалобы на недостоверную информацию в декларациях судей, отказывается увольнять даже тех судей, которых признала недобросовестными ВККС, и в то же время давит на судей, принимающих «несистемные» решения. В общем ВСП действует в лучших традициях киваловщины и портновщины.

Как мы помним, большая часть общества и в том числе активисты возлагали большие надежды на Зеленского. Вот он придет, и появятся у нас новые суды. И Зеленский обещал. Говорил, что начнёт судебную реформу и все-все очистит, и даже записывал видосики вместе с членами Совета добропорядочности. В конце лета Зеленский внес в парламент проект реформы, который был принят в целом 16 октября.

В проекте были позитивные и ожидаемые новации. Главная из них – роспуск ВККС. Но при этом ничего не говорилось о перезагрузке ВСП. Пояснялось, что для роспуска ВСП надо вносить правки в Конституцию. И хотя президент делал это неоднократно, но почему-то только не в этот раз. В качестве компенсации предлагалось создание Этической комиссии, в которую должны были войти три представителя ВСП и трое международных экспертов, и которая могла бы рекомендовать увольнять членов ВСП и ВККС. С учетом опыта Совета добропорядочности, через правки к закону была введена норма, что отклонить решение комиссии по конкретному судье можно только на совместном заседании при поддержке двух международных экспертов.

Однако, помимо этого, в президентском проекте было странное требование о сокращении Верховного суда вдвое с 200 до 100 судей, причем без механизма по распределению поступающих туда на рассмотрение дел. То есть, тот вдвое меньший состав должен был справляться с 60 тысячами дел. Эта норма заложила в проект мину, которая и сработала. Сокращение Верховного суда раскритиковал Запад. Верховный суд оспорил в Конституционном суде эту норму, и тот признал неконституционными ряд норм президентского закона. В частности, о сокращении состава ВСУ, о том, что в состав ВККС входят 12 членов, назначаемых ВСП, об уменьшении размера судейского вознаграждения судей ВС с 75 до 55 прожиточных минимумов и о создании Этической комиссии при ВСП.

Интересно то, что решение это КСУ принял только в марте, но до этого ВСП демонстративно саботировал выполнение президентского закона. А именно – не предпринял никаких действий по формированию новой ВККС вместо распущенной и созданию Этической комиссии. Эти действия, согласно закону, он должен был предпринять до 5 февраля. В ВСП поясняли свое бездействие тем, что закон рассматривает КСУ, что, конечно, не является поводом для невыполнения закона. Никакого неудовольствия со стороны Офиса саботажем не было. Договорняк, в ВСП знали, что закон будет отменен и Офис готовит новый закон.

И вот Зеленский подает новый проект судебной реформы. Где вместо очищения ВСП и создания противовеса в лице Этической комиссии предлагает усилить этот орган и добавить ему новых полномочий. Члена ВСП может уволить только ВСП. Тут просто юридические реминисценции из «Криминального чтива»: «Мистеру Уоллесу не нравится, когда его …т кто-либо, кроме миссис Уоллес». Уволить можно только 2/3 состава ВСП. Проверять членов ВСП не нужно, отбор туда – по тем же процедурам.

ВККС законопроект Зеленского превращает в забавную игрушку в руках ВСП: как пишет Dejure, ей переходит утверждение порядков и методик утверждения судей. Само положение о конкурсе в ВККС утверждает ВСП, а не закон. ВСП может блокировать назначение международных экспертов в конкурсную комиссию по отбору в ВККС, хотя вообще не должен влиять на формирование конкурсной комиссии во избежание конфликта интересов. И прекрасное: ВСП может отстранить члена ВККС на неопределённый срок, просто по праву сюзерена. ВСП отдается порядок проведения квалификационной оценки судей Верховного суда и право определять количество судей в Верховном суде.

Все это полностью противоречит обязательствам украинской стороны в меморандуме с МВФ. Там Зеленский клятвенно обещал «комиссию для проверки добропорядочности потенциальных кандидатов в ВСП и действующих членов ВСП». Половину членов комиссии один из самых влиятельных лидеров мира обещал наполнить «экспертами с признанными этическими стандартами и судебным опытом, в том числе с соответствующим опытом других стран», читай, представителями Запада. И предоставить им «решающую роль и решающий голос».

И поэтому мы можем понять гнев и боль соросят, которых президент попросту кинул. Точнее, даже не их самих, а Запад в целом. Украинская судебная система стала обескураживающе эффективным пугалом для западных инвесторов. И, похоже, стороны сходятся в том, что построить независимую и действенную государственную институцию на этой территории нельзя. Украинские суды можно только контролировать. И принимают это утверждение как отправную точку в своих действиях. Обе стороны не похожи на ангелов, но от одной разительно пахнет серой. И Зеленский делает ставку именно на нее, на мафию, на старое доброе «порешаем» в судах. И в этой связи очень логичным выглядит гробовое молчание Портнова по теме, которой занимается его ставленник Смирнов, занимающий сейчас пост заместителя главы Офиса.


Коментувати


Інші новини: