загрузка...


«Нормандский формат в понедельник»: задача – «выжать все»

Загрузка...
630_360_15288030-1079.jpeg (.11 Kb)Очередная встреча министров иностранных дел Германии, Франции, Украины и РФ имеет все шансы стать поворотной

В какую сторону – к реальному ли продвижению на пути к миру или «заморозке» ситуации на долгие годы – пока неясно. И главная задача Украины сейчас: добиться как можно больших результатов даже в этих условиях и при таком составе участников.

Перемена слагаемых не влияет на результат

Сначала несколько общих замечаний. Как-никак, а «нормандскому формату» ровно четыре года – почти столько, сколько продолжается военное вторжение России в Украину и оккупация Крыма и части Донецкой и Луганской областей. Начатый президентами, собравшимися в Нормандии в юбилейную годовщину открытия «второго фронта» Второй мировой войны в июне 1944 года, этот формат переговоров, стал неким залогом прекращения «горячей войны» в 2014 году. Впрочем, всем известно, что это утверждение – очень условно, а обстрелы со стороны банд сепаратистов и российских войск как на донецком, так и на луганском направлениях не прекращаются ни на день. Приверженность всех к миру задекларирована в «Минских договоренностях», но...

Фактом является и то, что участникам Нормандского формата уже не раз приходилось менять свой состав. С французской стороны – уже второй министр-участник, с немецкой – третий. И это, бесспорно, влияет на ход и настроение диалога. Французские и немецкие политики находятся под жестким влиянием как общественного мнения, так и собственных политических сил, следовательно – их формулировка всегда дипломатичны и взвешенны. В то же время, неизменность участников от Украины и РФ – только на пользу самому процессу: Украина в лице министра Павла Климкина ведет последовательную линию, а тезисы Сергея Лаврова демонстрируют, насколько слова Кремля расходятся с его реальными делами.

Собственно, встречи на таком уровне не было уже давно – больше года. И это давало почву для утверждений о «смерти нормандского формата» и «минских договоренностей». Но, как ни обидно признавать торпедирование миротворческого процесса со стороны России, это время было нужно для определения позиций, а главное – более близкого знакомства европейцев с ситуацией на Донбассе. В последнее время гораздо активнее стал процесс переговоров об украинско-российской войне в формате США–РФ. События последних недель показали, что восстановление диалога именно «нормандской четверки» необходимо: президент США Дональд Трамп вошел в открытое противостояние с ЕС по экономическим и политическим вопросам, а также начал делать более чем прозрачные намеки на возвращение РФ в «большую восьмерку», откуда ее «попросили» именно за агрессию против Украины. На этом фоне ни Германия и Франция, ни Украина терять возможности влияния на ситуацию не имели права. На днях состоялся телефонный разговор президентов Петра Порошенко и Владимира Путина, поставивший вопрос обмена пленными и политическими заключенными на самый высокий уровень. К тому же Кремлю было важно надеть маску «миротворца» перед началом чемпионата мира по футболу. Поэтому такая встреча была необходима всем.

О недостатках слуха и зрения – и почему это не лечится

А дальше – встреча четырех министров за закрытыми дверьми 11 июня, которой предшествовало общение министров иностранных дел Германии и Франции Хайко Мааса и Жан-Ива ле Дриана с родственниками украинских пленных. Хотя она не была официальным мероприятием, но, по словам министра Климкина, произвела необходимый психологический эффект на представителей европейской дипломатии. И вопрос решения именно гуманитарной составляющей – прежде всего, обмена пленными и освобождения заключенных - вышел на первый план встречи. Кажется, это входило в планы Лаврова, ведь агрессор всегда пытается выставить каждый обмен проявлением доброй воли и гуманизма лично Путина.

Теперь вопрос перед Россией был поставлен принципиально и сразу тремя участниками переговоров – почему Москва отказывается или затягивает процедуру обмена пленными, и не желает начинать процесс обмена заключенных? Как отметил господин Климкин: «Впервые мы сегодня реально обсуждали освобождение наших политзаключенных и заложников... В первый раз была действительно реальная дискуссия, очень сложная для Лаврова». Поддержка Германией и Францией этих требований Украины свидетельствует о принципиально другом подходе трех стран к этому вопросу и вообще оценки войны на Донбассе – главное – это жизни людей, а для России главное – воплощение ее амбиций и извращенного взгляда на Украину. Поэтому человеческие судьбы в этой конструкции для Кремля – лишь средство давления. Кстати, интересно посмотреть как эту часть переговоров подали росСМИ – например, агентство «Россия сегодня»: там информация подана как личная беседа Лаврова и Климкина о телефонных переговорах Путина и Порошенко, а о позиции господ Мааса и ле Дриана – ни слова. Оно и понятно: международное недвусмысленное осуждение в этом вопросе Кремлю не нужно, важно показать – украинские пленники не интересуют Европу. Но это – опять пример классической лжи. И она очевидна всем, кто читает что-то кроме «России сегодня». А так констатируем: у российского министра иностранных дело очевидны расстройства как слуха, так и зрения, причем в последнем он далек от безобидного дальтонизма, это классика того, как на «белое» говорят «черное».

Дальше – и опять в таком же стиле о миротворческой миссии на Донбассе. Лавров снова выдвинул проект резолюции Совбеза ООН о якобы миротворческой миссии, которая лишь сопровождает представителей СММ ОБСЕ и больше ничего не делает. И снова представители как Украины, так и Германии и Франции подчеркнули, что такая миссия не имеет смысла, а миротворцев надо разместить на всей территории Донбасса, включая границу, и у них должен быть мандат на собственно миротворческие действия.

Итак, главный итог встречи министров, который подчеркнул Павел Климкин, это проведение саммита глав четырех стран: «Есть планы провести такой саммит в ближайшее время, но он должен быть должным образом подготовлен». Действительно, переговоры идут уже долго, – а решения все нет. И это вызывает пессимизм в отношении перспектив дипломатического урегулирования конфликта вообще.

Важно посмотреть на ситуацию немного под другим углом: неуступчивость и дерзость России, которая не признает очевидных вещей – играет только против нее самой. Проследим хронологию. Сначала коренным образом изменилась риторика и позиция по Донбассу у США – спецпредставитель Госдепартамента по Украине Курт Волкер начал говорить о России очень конкретно и жестко. Произошло это после непосредственного ознакомления с ситуацией на Донбассе. Поездку на Донбасс совершил перед встречей 11 июня и Хайко Маас, заявления которого также стали куда более недвусмысленными в отличие от позиции немецкой дипломатии предыдущих двух лет (а стоит сказать, что все министры иностранных дел Германии с 2014-го – это представители социал-демократов, которые в РФ имеют куда более лояльную позицию, чем, например канцлер Ангела Меркель). И эти тенденции – важны сами по себе, благодаря им Украина «выжимает» для себя из «нормандского формата» все, что возможно в этой ситуации. Единство с Европой и давление на Россию – пока единственный реальный путь для освобождения заложников, так и для недопущения углубления военного конфликта на Донбассе.

Підписка на новини News UA на ваш Е-mail

Інші новини:






Loading...