"А все потому, что Путин негров любит"

 
 


roar22
 13 липня 2022, 17:11  


Все знают, что русские обладают самыми сверхточными всепогодными крылатыми ракетами в мире. Шойгу говорит: "Можем пчеле в глаз попасть, чтобы не кусалась". На вопрос: "Где кусачая пчела находится?" – отвечает: "Да хоть на Марсе у Маска" – и смеется.

Но с этим связана одна трудно-решаемая проблема. Этими "Цитронами" и "Сарматами", включая "Торнады-С" и "Искандеры-М", всеми ими угодить в глаз одной обреченной пчеле несложно. Однако порой важна не столько точность, сколько азимут.

Судите сами. На стене у Путина висит карта подробных ракетных трасс к центру принятия важных решений в городе Вашингтон, область Колумбия. Причем некоторые ракеты, прилетев, не взрываются, а ждут по таймеру, когда Байден поднимется из ресторана с тарелкой лобстера в руках. Он входит – ракета бабахает, лобстер приземляется в Бостоне, это другая область.

Но Путину такой вариант не подходит. Дело в том, что под Овальным кабинетом, а еще точнее – под фигурной винтовой лесенкой из этого кабинета, живет в своей каморке старый негр-привратник Том, истопник Белого дома и ночной сторож. Если прилетит русская ракета – его точно засыплет. А на это Путин пойти не может. Говорит: "До сих пор мы не то, что ни одного человека, но даже ни одного негра не убили и убить не можем. Не то что позорные янки".

Генералы услышали своего главнокомандующего и отнеслись к его пожеланию как к приказу. Теперь сидят и проектируют, как бы сбоку подлететь. Так и видят: просыпается Том в своей каморке, а над ним чистое небо. Он его лет тридцать не видел! Вот какой у русских президент – обо всех людях беспокоится!

Но как подлететь сбоку? Там вокруг жилые дома. Американский президент прикрывается ими, как живым щитом. По одной улице полетишь – в одно окно кабинета попадешь, а из второго вылетишь. Если по другой улице запузырить, то угодишь в стену. Но тогда нечего ставить на таймер, она сразу взорвется – и лобстер, сука, останется живым. А лететь напрямик, не вдоль улиц – посшибаешь все дома, там много негров кучкуются.

Вот ведь задал Путин задачу своему штабу! Делать нечего, штабисты спустили задание своим экспертам, те еще ниже. Дошла задача до руководства Красноярским машиностроительным заводом. Вызвал директор Гаврилов цеховых мастеров, лекальщиков, уборщиц, всех вызвал, сказал: "Спасайте, братцы, а то не сносить нам головы, если хоть один волос упадет с лысой макушки чертова негра Тома. Вот, кстати, его портрет, наша разведка добыла – для стимула". Посмотрели работники завода на негра, поцокали языком: "Ничего не можем поделать, остались лысому Тому последние деньки".

Тут вспомнили о механике Левшове. "Где механик Левшов?" – "Он второй год в запое". – "В каком таком запое? Срочно тащите его сюда вместе с запоем!"

Притащили Левшова, поставили у стенки. Тот понять ничего не может: где он? где его бутылка? какой гад взял? – Директор Гаврилов достает ему из бара сухумского коньяка, наливает рюмочку, протягивает прямо в руки. Левшов говорит: "Ага, ты взял", но рюмочку не берет, берет бутылку. Долго лакает, потом сплевывает и говорит с отвращением: "Ну и моча".

Тут терпение у Гаврилова лопается. Он как швырнет хрустальную рюмку в стенку, как закричит: "Кончай гнилой балаган! У нас расстрельная статья, а ты выёживаешься?"

Подбегает к директору мудак-начальник охраны, сует ему штатный наган: "Вот, Александр Федорович, пристрелите мерзавца".

"Отлично", – говорит директор и целится в Левшова. Тот начинает соображать: "Зачем же сразу пристрелите? Что надо сделать, чтоб не пристрелили?"

Объяснили ему про негра. Дескать, надо устроить так, чтобы ракета шла к Вашингтону по пристреленной трассе, как обычно, но минут за пять до цели начала заворачивать к земле, а вот в этой точке сгиба, смотри на карту, козел, переходила в горизонтальную часть траектории, но скорость не сбавляла. А так и продолжит нестись на Овальный кабинет. Лишь бы негра Тома не задела. Это наша задача.

Левшов сплюнул: "Говно задача. Дайте мне чертежи сопел". – "Чего? Каких сопель?" – "Чертежи ракетных сопел, бараны. Я их вам лет тридцать назад нарисовал. Поищите за шкафами".

Принесли ему чертежи сопел. Он достал зубило из кармана, показывает на схемах: "Тут маленько загнуть, а тут дырок наделать, все равно каких, но не у края. Если наделаете у края, обратно прилетит. Где моя бутылка?" – Взял коньяк и ушел. У него еще месяц запоя по плану.

Делать нечего. Согнули где надо, наделали дырок. Готово!

Теперь надо провести контрольное испытание. Путин сказал, что сам приедет, вот только последнего "Масяню" досмотрит. Ему говорят: "Пока рано, Владимир Владимирович. Смотрите на здоровье. Как пристреляемся – тогда добро пожаловать со всеми генералами". – "А по какой целевой точке будете пристреливаться?" – "Да по какой угодно. Хоть по Анадырю, а можем и по Итурупу залепить. Нам без разницы, а японцам восторг и цветение сакуры".

Путин подумал. Уж больно негр Том ему в сердце впал. Говорит: "По Итурупу не надо. А вот по Анадырю можно, соедините меня с Анадырем".

Соединили. – "Але, Анадырь? Чукчей из стойбища не выпускать! Военная тревога". И в другую трубку: "Запускайте. Цель на месте".

Перекрестились, ударили стартовой кувалдой по капсюлю. Путин спрашивает: "Ну?" – Ему отвечают: "Баранки гну. То есть, Владимир Владимирович, сейчас вылетит".

Через полчаса. Путин: "Вылетела?" – "Нет, пока на месте стоит". – "Что значит на месте стоит? Вылетела или нет?" – "Как бы из шахты поднялась, но пока стоит. Процессор соображает, уж больно электронное задание сложное, ему все параметры надо пересчитать".

Путин: "Анадырь, вы меня слышите? Пока комендантскую ночь не отменяйте". – Ему: "До самой весны, Владимир Владимирович?" – "До осени, блин!" – "Будет сделано!"

Путин в Красноярск: "Красноярск, вы меня слышите?" – Нет ответа. Из соседнего авиаполка сообщают Шойге: "Отмечено странное природное явление. Над Красмашем возникло сияние неясного происхождения. Которое вернулось обратно". – "Куда обратно?" – "Откуда возникло, туда и вернулось. На Красмаш".

Шойгу Путину: "Господин президент, у нас больше нет Красмаша". – "Красмаш это кто?" – "Это Красноярский машиностроительный завод вместе с Гавриловым". – "Не понял. Там что – возгорание, хлопок, подтопление?" – "Владимир Владимирович, всё сразу!" Потом подумал и добавил: "Говорил же я вам, Владимир Владимирович, нечего этого дядю Тома с его хижиной жалеть. Траванули б – целый завод Сарматов спасли бы". – "А я тебе что – запрещал, уродец?"

Итак, пока задача не решена, дядя Том может спать спокойно под своей лестницей. Как и Анадырь.

А в это время в далеком сибирском городке, где только что по центру врезал метеорит почище Тунгусского, как объявили об этом по всем станциям, сидит в пивнушке мастер Левшов и рассказывает корешам, как он пил пиндостанское пойло: "Та еще отрава. Тут главное, дырки не делать у края. А то всем хана", – и машет рукой в сторону зарева.

 
 

Шановні друзі! Сайт потребує Вашої підтримки!
ПІДТРИМАТИ / DONATE

ТОП-НОВИНИ ЗА ДОБУ


ПОГОДА


ЗДОРОВ'Я