УКР/РУС
   



Почему России сейчас не нужен «Нормандский формат» (возможность силового сценария в Украине)

21:31 - 30.08.2019Новини, Статті: Глеб Аверин Автор: 

На саммите G-7 прозвучали заявления о «Нормандском формате» международных партнеров: Франции, Германии и США, которые анонсировали его проведение в сентябре.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель: «Германия и Франция стремятся к проведению саммита «нормандском формата» (Германия, Франция, Россия и Украина) в ближайшее время, он пройдет в Париже».

Президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что встреча в «нормандском» формате на уровне глав государств и правительств пройдет в сентябре.

Спецпредставитель США по Украине Курт Волкер обозначил, что «США довольны «нормандским форматом», но готовы принять участие и в других встречах по Украине». Также он заявил, что дело не в форматах, а в «политической воле России выполнить минские договоренности».

Позиция же России по проведению встречи в «Нормандском формате» носит характер всяческого затягивание этого процесса.

Глава МИД РФ Сергей Лавров несколько раз заявил, что «Нормандский саммит можно обсуждать только после разведения сил и средств на Донбассе, а прежде чем планировать контакты в этом формате, необходимо понять позицию нового правительства Украины по минскому процессу.

Для начала подготовки новой встречи в нормандском формате необходим прогресс в реализации прежних договоренностей лидеров. Это начало устойчивого разведения сил и средств, здесь кое-что сейчас делается, но пока процесс не завершен. И второе — это обеспечение так называемой формулы Штайнмайера, которая четко фиксирует, как будет вводиться закон об особом статусе Донбасса и как будут проводиться выборы.

Вот когда мы увидим прогресс в этих вещах, то, наверное, можно будет начинать готовиться к новому саммиту».

Почему Россия отказывается от встречи в ближайшее время? Почему России не выгодна на данном временном этапе такая встреча и возможные решения на ней?

Чтобы ответить на эти вопросы нужно рассмотреть в совокупности произошедшие изменения в приоритетах различных игроков как коллективного Запада (США, ЕС), так и самой РФ в международном пространстве.

Произошли изменения ликвидности основных активов России в международных конфликтах и спорных вопросах, в которых она принимает прямое или опосредованное участие в данное время:
• Ближний Восток (Сирия; Иран; Йемен; Израиль);
• Африка (Ливия);
• Центральная Азия (Афганистан);
• Латинская Америка (Венесуэла);
• Санкции США против РФ (включая возможные санкции против «Северного потока-2»);
• Вопрос возвращения РФ в G-7;
• «Гонка вооружений» (испытания ракет, продление договора СНВ-3);
• Украина.

Вопрос ликвидности активов стоит рассматривать как с точки зрения общего интереса России, так и в частности непосредственно происходящих событий в данный период наблюдения.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Промежуточный вывод по Сирии:
Турция является одновременно участником двух энергетических проектов: «Турецкого потока» России и «Южного газового коридора» ЕС, проходящих по ее территории в страны Европы.

Ситуация конфликта Турции и сирийских курдов на севере и северо-востоке контролируется американской стороной – оперативно создан центр совместных операций двух стран для патрулирования буферной зоны. Также Россия вынуждена исполнять взятые обязательства по содействию в создании конституционного комитета.

Не смотря на попытки дестабилизации обстановки и попытке изменить предыдущие договоренности в «Астанинском формате» в «идлибской зоне» для повышения ликвидности своих территориальных активов, Россия получает достаточно жесткое противодействие со стороны Турции, угрожающей силовым ответом и вводом турецкой армии непосредственно в сам Идлиб для его защиты. Нужно помнить, что Турция является еще и членом НАТО.

Ликвидность сирийского актива на данный момент значительно уменьшена по сравнению с предыдущим периодом.

Промежуточный вывод по Ирану:
Санкционная политика США против Ирана и эмбарго на покупку нефти из этой страны начинают приносить результаты. «Ядерный шантаж» и шантаж перекрытия судоходства Ираном не привел к ожидаемому для него результату. Попытки смягчить санкции в обмен на полное соблюдение условий ядерной сделки не привел к желаемому, а лишь обострил обстановку, приведя к созданию США еще одной анти-иранской коалиции международного уровня.

Попытки России провести через СБ ООН свою концепцию коллективной безопасности в Персидском заливе в противовес созданию американской международной коалиции, которая в очередной раз обходит обсуждение и признание на площадке ООН, пока не возымели успеха и массовой поддержки. Открыто концепцию поддержал только Китай.

Из интересного в данной концепции стоит выделить два момента – это «международные миротворцы» и «отказ от постоянных иностранных баз и постепенное сокращение военного присутствия нерегиональных игроков». Это подразумевает под собой, что самым «сильным» игроком в Персидском заливе становится именно Иран с его флотом и морскими базами (как центральный региональный игрок) при размытой ответственности так называемой «миротворческой миссии», основной принцип которой сводится к наблюдению и невмешательству, в составе которой будет так же находится и Россия, что позволит ей контролировать ситуацию и влиять на нее уже через площадку ООН.

Американская сторона уже дала понять РФ и своим союзникам, и партнерам, что не поддержит данное предложение России.

Больше на данный момент у РФ новых или значимых аргументов в поддержку Ирана нет ни для США с их жесткой позицией по санкционной политике по отношению к Ирану и Сирии, ни для европейских партнеров, которые опасаясь все той же санкционной политики США уже против самих себя (закон о вторичных санкциях CAATSA) не предпринимают более решительных мер.

Иран вынужден самостоятельно искать союзников и лично доводить свою позицию и предложения, совершая визиты в различные страны, не надеясь уже на помощь России в этом вопросе. Ранее Россия принимала более активное участие в продвижении интересов Ирана на международной арене, сообщая, что имеет определенное влияние на Иран и его поведение.

Ликвидность иранского актива России на данный момент значительно уменьшена по сравнению с предыдущим периодом.

Промежуточный вывод по Йемену:
Российская сторона не раз выступала с предложениями посредничества между враждующими сторонами в Йемене. Но в данный конфликт вовлечены региональные игроки, имеющие свои интересы, которые готовы прибегнуть скорее к американскому посредничеству, нежели российскому.

Тем более что влияние США на этих региональных игроков возросло в разы в данный период как в связи с построением анти-иранской коалиции, санкционной политики США против России, Сирии, Ирана и его сателлитов, так и «деловыми экономическими предложениями региональным игрокам», чем влияние России. России дополнительно пока нечего предложить региональным игрокам.

Ликвидность йеменского актива России на данный момент значительно уменьшена по сравнению с предыдущим периодом.

Промежуточный вывод по Израилю:
Американская сторона предлагает региональным игрокам два перспективных проекта с участием Израиля: «сделка века» (урегулирование конфликта между Израилем и Палестиной, озвученная «стоимость» на сегодняшний день 50 млрд.дол.) и строительство газопровода EastMed в южную Европу в обход Турции.

США и Израиль активно сотрудничают по созданию и вовлечению региональной анти-иранской коалиции, которая косвенно отражается и на сирийском вопросе в связи с тем, что Сирия и Иран являются союзниками.

Российской стороне предложить кроме своего посредничества в урегулировании отношений Израиля как с Палестиной (представляя интересы Палестины), так и с Ираном (не имя глобального влияния на него и его действия в регионе в связи со слабой позицией в решении проблем с «ядерной сделкой» и невозможностью существенно повлиять на Европу в пользу Ирана) – пока нечего.

Ликвидность израильского актива России на данный момент значительно уменьшена по сравнению с предыдущим периодом.

Промежуточный вывод по Ливии:
Нужно отметить, что данный актив – Ливия – не стоит приоритетным для США сейчас, кроме как пресечения контрабанды ливийской нефти для Сирии, за чем Штаты зорко следят. Поэтому этот актив не может быть должно разыгран в переговорах между США и Россией.

Это скорее заинтересованность европейских стран – Италии и Франции. Тут нужно отметить, что Франция, заинтересованная в мирном разрешении конфликта в Ливии, является участником и Нормандского формата в украинском вопросе. Поэтому Россия может за него поторговаться в данном формате. Но без поддержки США решений в том числе и по Ливии данный актив не может быть достаточно ликвидным для России.

Ликвидность ливийского актива России на данный момент «заморожена» или находится в процессе «ожидания» востребованности со стороны европейских стран.

Промежуточный вывод по странам центральной Азии:
Вашингтон хочет придать новый импульс формату «Центральная Азия плюс США» и оживить сотрудничество, в частности с Туркменистаном, который может быть вовлечен как в европейские энергетические проекты (подключение в будущем к Транскаспийскому газопроводу в обход РФ), так и в проект газопровода ТАПИ (Таджикистан-Афганистан-Пакистан-Индия). Позиция же Индии в Кашмире говорит о том, что она претендует на роль регионального лидера наперевес Пакистану.

Также США добиваются прогресса в переговорном процессе с «Талибами» без помощи России, которая пыталась наладить контакты с представителями «Талибана» и официальных властей Афганистана через создание площадки «Московского формата», которая не дала положительных результатов или прорывов в решении данного вопроса. Чтобы попытаться остаться вовлеченной в процесс Россия предлагает себя в качестве потенциального гаранта выполнения соглашения между США и «Талибаном».

Ликвидность афганского актива России на данный момент значительно уменьшена по сравнению с предыдущим периодом.

Промежуточный вывод по Венесуэле:
Из-за применения «доктрины Монро», санкционной политики США, в частности на покупателей венесуэльской нефти, давления региональных игроков и непризнания легитимности действий и решений власти Н.Мадуро как внутри Венесуэлы, так и частично за ее пределами, влияние в венесуэльском вопросе для России стало весьма затруднено.

Нужно еще учитывать, что Венесуэла имеет огромные внешние долги перед Россией. Эти данные засекречены, но высказывалось мнение о том, что сумма инвестиций составляла около в 17 млрд. долларов. Из более-менее официальных источников, которые были обнародованы, звучит сумма долга в 3,15 млрд долларов.

Ликвидность венесуэльского актива России на данный момент значительно уменьшена по сравнению с предыдущим периодом.

Промежуточный вывод по вопросу «санкции»:
Санкционная политика США по отношению РФ давно вышла за пределы украинского вопроса и касаются уже не только самой России, но и ее партнеров в ЕС в частности энергетической сфере. Также продолжается санкционное давление по «делу Скрипалей».

То есть, Россия понимает, что решение украинского вопроса не означает ослабление или снятие санкционного давления с нее со стороны США. Тем более без решения вопроса о Крыме, который Россия считает закрытым. Даже если санкции по украинскому вопросу будут сняты или ослаблены, остаются вопросы противостояния США и РФ в других конфликтных ситуациях, повлиять на которые Украина не сможет.
Это опасная ситуация для Украины. Потому что Россия готовится к новым, более жестким санкциям по другим вопросам и решение по украинскому вопросу не носит для РФ критического характера опасения новых санкций в случае эскалации конфликта.

Ликвидность актива России в вопросе «снятия санкций из-за Украины» на данный момент малозначительна для РФ по сравнению с предыдущим периодом.

Промежуточный вывод по вопросу возвращения РФ в G-7:
Попытки заинтересовать Россию возвращением в G-7 при выполнении определенных условий по украинскому вопросу на данный момент не принесли должного результата. Судя по реакции РФ на подобного рода предложения выполнять эти условия она не собирается.

Так же стоит учитывать, что «Стратегия безопасности РФ» и «Военная доктрина РФ» в нынешнем виде действует до 2020 года, и какие новые положения или направления в свете новых геополитических реалий будут заложены в новых документах – пока неизвестно. Но тезис про возможность «превентивного удара» от Жириновского перекликается с представленной обновленной концепцией так называемой «Доктрины Герасимова-2».

И эти положения могут быть учтены в новых стратегиях России, что несет непосредственную угрозу в первую очередь Украине, которая имеет сопредельную с РФ границу как на суше, так и на море.

Ликвидность актива России в вопросе «возвращения РФ в G-7» на данный момент значительно уменьшена по сравнению с предыдущим периодом и выведена пока в плоскость малозначительных для нее.

Промежуточный вывод по вопросу «Гонки вооружений»:
Фактически «гонка вооружений» получила старт, на котором российские испытания привели к негативному результату, а испытания США прошли положительно. Это не только ударило по имиджу РФ, но и еще больше втянуло ее в новый виток гонки. Теперь России необходимо доказывать свою состоятельность как державы, обладающей супероружием наравне с США.

Весьма тревожны высказывания президента РФ о возможных угрозах со стороны Румынии и Польши. Это может говорить о том, что РФ постарается окружить себя «поясом безопасности», взяв «в заложники» и Украину, как буферную зону.

Ликвидность актива России в вопросе «гонки вооружения» на данный момент уменьшена по сравнению с предыдущим периодом.

-----------------------------------------------------------------------------------------

Как видно из вышеизложенного, на данной этапе развития событий мы можем предположить, почему России сейчас не выгодно участвовать в «нормандском формате». Ее позиции по другим активам в международном пространстве уменьшились в ликвидности. Так или иначе в каждом вопросе позиция России либо контролируется в определенных рамках, либо постепенно обесценивается перед другими игроками, которые перехватывают инициативу и диктуют свои условия. Россия с амбициями международного игрока постепенно превращается коллективным Западом и Америкой в игрока регионального.

Это переводит Россию в новые реалии, где в региональном пространстве возрастает ликвидность ее активов. Это в первую очередь – Украина, где возрастает угроза решения конфликта силовым методом со стороны России, если условия России по решению конфликта не будут выполнены в полном объеме.

После президентских и парламентских выборов в Украине Россия видит активную заинтересованность коллективного Запада (страны ЕС и США) в усилении своего влияния в нашей стране. Также Россия видит собственные шансы дипломатического и экономического давления на новую власть с целью вернуть Украину в орбиту своего влияния.

Для решения украинского вопроса у России остается не так много времени – от 1-го до 1,5-2-х лет из-за предстоящего транзита власти внутри самой России. Украинский вопрос имеет значение для РФ еще и с точки зрения легитимизации Крыма, который она аннексировала незаконно. Это нужно для налаживания более тесных отношений со странами Европы для дальнейшего продвижения интересов России как непосредственно в регионе, так и на международной площадке в новых геополитических реалиях.

Поэтому закрытие украинского вопроса принципиально важно для РФ только на ее условиях – это должно характеризовать Россию как сильного игрока и только с позиции ее «силы» пока она еще обладает определенными активами в международном пространстве. Меряться напрямую «силами» с ЕС и США Россия уже не может в силу слабости своих экономических возможностей, а вот применять «гибридные методы силы» – вполне.

«Красные линии Кремля» в первую очередь подозревают недопущение развития экономики и возрастание уровня жизни выше, чем в России, в сопредельных странах, которые Москва считает «зоной своего влияния». По «доктрине Герасимова» главной целью обозначено «создание условий для постоянных волнений и конфликтов внутри вражеского государства».

Для выполнения своих планов Россия может прибегнуть в Украине к гибридному силовому варианту – такому как, например, миротворцы, даже если этот вариант не будет принят коллективным Западом, то Россия по сути критически ничего не теряет.

Начавшаяся «гонка вооружений» требует от России подтверждения ее «силы» и возможностей, а также бьет по ее имиджу супердержавы, если это не будет продемонстрировано. Санкционная политика Запада, в особенности США, уже давно не зависит от решения украинского вопроса и имеет собственную архитектуру. Россия тщательно готовится к следующим этапам возможных ограничений, поэтому уже не критически боится новых санкций, тем более что таковые встречают сопротивление в международном пространстве.

Страны ЕС занимаются внутренними проблемами и склонны скорее наладить отношения с РФ в противовес «агрессивным» действиям США на международной арене, которые зачастую идут в разрез с интересами Европы.

Поэтому России по большому счету в данный период «терять» нечего. Если РФ под каким-либо надуманным предлогом (обвинив Украину) введет своих «миротворцев» на территорию Украины (ОРДЛО), она скорее повысит ликвидность этого своего актива и заставит страны Европы считаться с ее позицией «силы» в региональном пространстве, а также повысит рейтинги внутри собственной страны.

В то же время Россия значительно усилит свои позиции влияния в самой Украине, и через нее – на ее союзников и страны с сопредельной границей с Украиной и не даст ей возможность развиваться экономически, что рано или поздно вынудит Украину к прямым экономическим связям с РФ. Также Россия в таком случае получит контроль над Азовским морем.

В плане реализации такого сценария Украина подходит идеально – сопредельная граница, зависимость экономики Украины от работы ГТС, новая, неопытная власть и т.д.

Поэтому, в свете открывающихся перспектив возможности дипломатическим и экономическим путем продавить свои условия решения украинского конфликта, а в случае неудачи – применить силовой сценарий гибридных «миротворцев», России совершенно не интересен, не нужен, и можно даже сказать – вреден любой контакт в «Нормандском формате», который может нейтрализовать замыслы Кремля.


Коментувати


Інші новини: